Главная » 2022 » Февраль » 8 » Книги о сильных духом женщинах
07:39
Книги о сильных духом женщинах

Книги о сильных духом женщинах (К международному Женскому дню 8 марта)

Совсем скоро Международный женский день. И хотя в России он давно превратился в праздник красоты, весны и цветов, изначально его смысл был иным: 8 марта отмечался день солидарности женщин всего мира в борьбе за равные права и эмансипацию. 

Грядущий праздник - повод вспомнить о женщинах, которые верят в свои идеалы и меняют мир к лучшему. Знакомьтесь со специальным обзором книг, в который вошли истории известных женщин, сильных и целеустремленных. Эти рассказы из жизни удивляют больше, чем вымышленные, потому что эти женщины никогда не отступали под напором обстоятельств и не сдавались, что бы ни случилось. Их не останавливали жизненные невзгоды и препятствия. Эти женщины всегда двигались вперед и смогли изменить мир – хотя бы немного.

Семь книг из фонда Центральной городской библиотеки им. А. Грина о женщинах с удивительной судьбой - художницах, актрисе, ученом, законодательнице мод, писательнице, параспортсменке, для которых непреодолимые обстоятельства стали мощной мотивацией отстаивать право на достойную жизнь — для себя и своих близких.

Эти книги вдохновляют на эмоциональную встряску, побуждают заставить прекратить оправдывать себя и начать действовать! 

 

Суздалев, Петр Кириллович.  Вера Мухина / П. К. Суздалев. - Москва : Изобразительное искусство, 1971. - 525, [1] с., [28] л. ил. 

Вера Игнатьевна Мухина  (1 июля 1889 — 6 октября 1953 гг.) — самый известный российский скульптор XX века.

 

 

Купеческая дочь, она моделировала женственные платья и ваяла монументальные скульптуры, работала медсестрой и покоряла Париж. Автор скульптурной группы «Рабочий и колхозница», созданной для Всемирной Парижской выставки «Искусство и техника в современной жизни», пятикратный лауреат Сталинской премии. Все это - скульптор Вера Игнатьевна Мухина, детские годы которой прошли в провинциальной Феодосии.

Но сколько трагических историй было в жизни "женщины из стали слез"? Каждый знает самую большую её работу: изображение статуи рабочего и крестьянки стало эмблемой ведущего предприятия киноиндустрии России - Мосфильма в 1947 года, является эмблемой и сегодня.

Вера Мухина родилась в Риге, в богатой купеческой семье. Мать умерла от от чахотки, когда девочке было всего полтора года, а ее старшей сестре - Маше, - на год больше. Их отец Игнатий Кузьмич, опасаясь за здоровье дочек, оставил прибыльное дело и переехал на юг - в Феодосию. В нашем городе будущий всемирно известный скульптор жила с  1894 г. по 1904 годы. 

Вероятно, мои художественные наклонности перешли ко мне от моего отца, которого я помню склоненным над чертежами машин. В молодости он любил копировать марины Айвазовского, с чего в живописи начала и я, живя в Феодосии, в Крыму. Там я училась в гимназии и впервые начала рисовать. Мой первый учитель рисования, В.Н. Трегубов, давал мне рисовать с натуры, а перейдя к живописи, принес небольшую картинку Айвазовского, с чего и начались мои живописные попытки.

В. Мухина. Автобиография

В 1904 году девочки потеряли отца, и сирот приняли в свой дом родственники из Курска. Спустя три года сестры переехали в Москву, где первым учителем Веры стал Константин Юон, член «Союза русских художников». 

В рождественские праздники 1912 года катаясь с горки на санях в имении под Смоленском, юная художница врезалась в дерево. Веткой отрезало часть носа. Истекающую кровью девушку привезли в больницу — здесь ей сделали девять пластических операций. «Живут и хуже», — сказала Мухина, впервые сняв бинты. Чтобы отвлечь ее, родственники разрешили поездку в Париж, где девушка стала брать уроки у Эмиля Антуана Бурделя — известнейшего скульптора эпохи, ученика самого Родена.

Своего мужа - Алексея Замкова, Вера встретила в 1917 году. Молодой талантливый военный врач, был он ещё и удивительно красив, с лицом подвижным и выразительным. Сам Станиславский уговаривал его бросить медицину, идти в актёры. Когда, в четыре года их сын Володя неудачно упал, и у него начал развиваться костный туберкулёз, его вылечил отец.

Алексей Замков работал в Институте экспериментальной биологии (ИЭБ) Наркомата здравоохранения. Он изобрёл один из первых гормональных препаратов в мире — гравидан — который моментально приобрёл бешеную популярность среди советской элиты. В 1930-м Замкова начинают травить, как «шарлатана». Семья пытается сбежать в Иран через границу, но план проваливается. Веру и Алексея арестовывают, допрашивают: Супругов на три года ссылают в Воронеж, с конфискацией имущества. Из Воронежа удаётся выбраться только благодаря защите М. Горького. В мае 1932 года под руководством Замкова начала работать научно-исследовательская лаборатория гравиданотерапии, но в 1938 году была закрыта. В начале войны Замков бесплатно работал в Институте имени Склифосовского. Но травля продолжается, невзирая на успехи и признание достижений его супруги. В 1942 году Алексей Замков умер от инфаркта.

Вера Мухина - личность такая же монументальная, как и ее произведения искусства. В ее честь даже назвали кратер на Луне.
 

"Она и была такая в жизни - несколько суровая на первый взгляд и действительно безжалостно требовательная в работе, но душевная и внимательная к людям, - пишет Лев Кассиль. - Ее неукротимая творческая энергия никогда не порождала суетливости, огромный темперамент не выражался порывистостью, но какая-то монументальная грация проступала в ее негромком голосе, скупых словах, точных и редких жестах". 

Сердце у Мухиной было большое и светлое. Но всех бед в себя вместить не смогло. В шестьдесят четыре года она умерла от стенокардии.

 

Глушко, Мария Васильевна.  Мадонна с пайковым хлебом : роман / Мария Глушко. - Москва : Логосвос, 2019. - 543, [1] с. - (Круг чтения : издание для слабовидящих) 

Мария Васильевна Глушко (18.01.1922-27.03.1993) - крымская писательница. В литературных кругах Марию Васильевну называли «королевой Марго», «железной леди», «мадонной», «берегиней» крымской литературы.

 

 

Мария Бодрова - дочь военачальника-артиллериста. Перед началом Отечественной войны вышла замуж за своего однокурсника - студента Бауманского института Глушко. Добровольцем пошла на фронт защищать Родину. 

В 1955 году окончила Крымский педагогический институт в Симферополе. Позже — Литературный институт имени А. М. Горького в Москве. Жила и творила в Крыму. В последние годы участвовала в работе Крымского республиканского Фонда культуры. Тяжело переживала развал СССР, после которого больше не писала.

О тех мытарствах, какие выпали на ее долю, она написала когда уже стала известной писательницей, возглавляла Крымское отделение Союза писателей Украины, в автобиографической книге «Мадонна с пайковым хлебом» («Роман-газета» № 8, 1990). 
Однажды Мария Васильевна сказала:

«Каждый рожден для счастья, но не каждый получает на него право. Право на счастье имеет только тот, чья жизнь согрета жарким человеческим «спасибо».

История девятнадцатилетней студентки Нины, которая шла поперек судьбы ради спасения своего ребенка. Маленькая, интеллигентная, она, дочь генерала, совсем не привыкла выживать. О ней всегда кто-то заботился, а тут война отбросила ее далеко от всех. Муж, отец, мачеха, все оказались где-то за пределами досягаемости, а единственные родственники, которые могли приютить ее с новорожденным ребенком, просто выгнали на улицу в 40-градусный мороз. Все были спокойны: муж думал, что она, генеральская дочка, не пропадет, ей всё обеспечат; отец считал, что она у родственников мужа. Один воевал, другой заканчивал военное училище. А Нине приходилось выживать в старом аварийном домике, где две старушки делились с ней последним. Зима 41-го была очень долгой.

Книга эта, конечно, о материнском подвиге, о женщинах, которые в войну смогли сберечь своих детей. Она и о становлении личности, о том, как меняется человек, сталкиваясь с трудностями, но и о том, что, меняясь, человек остается собой, что моральные принципы и устои даже голод и холод не способен убить. 

До сих пор те, кто начинает читать эту книгу, не могут от нее оторваться, хотя и читают со слезами на глазах, потому что книга о женщине, о материнстве. Эта книга не о кровавых боях, не о блокаде Ленинграда, - она о жизни простых людей в тылу, в эвакуации. О том, что в годы войны было несладко везде. События в романе происходят, когда враг уже подходит к Москве, и заканчивается книга отнюдь не Великой Победой, но маленькой победой Нины.

Сама Мария Васильевна, вырастившая и воспитавшая троих детей, пережившая трудные военные годы, послевоенную разруху, делилась со своими читателями:

«Мы знаем цену миру, потому что устали от навязанных нам войн. Наши деды воевали в империалистическую, отцы — в гражданскую, на долю нашего поколения выпала Великая Отечественная, и это осталось в наших сердцах навсегда… У каждого, кто пережил войну, своя память о ней…».

 

Раневская, Фаина Георгиевна. Философ с папиросой в зубах / Фаина Раневская ; ред.-сост. К. Винокуров. - Москва : Зебра Е : Галактика, 2019. - 318, [2] с. 

Фаина Георгиевна Раневская (15.08.1896-19.07.1984) - актриса, которая покорила старую Россию и весь Советский Союз, а редакционный совет Британской энциклопедии "Who is who" ("Кто есть кто") включил Раневскую в десятку самых выдающихся актрис XX столетия.

 

 

Внешность этой актрисы была очень далека от общепринятых представлений об актерской красоте. Но Фаину Раневскую любят и помнят не за это. Она была умна и остроумна, невероятно упорна и талантлива. Она могла отправить в нокаут одним только взглядом или острым словцом.
За свою долгую жизнь Фаине Георгиевне Раневской так и не удалось сыграть ни одной великой роли мирового репертуара. По пальцам можно перечесть все ее экранные и театральные работы. Но и они сделали ее великой.

В годы Первой мировой войны, осенью 1916 г., по инициативе М. Волошина и А. А. Новинского в Феодосии образовалось литературно-художественное общество "Киммерика". Силами общества ставились небольшие фрагменты из известных театральных постановок. В это же время героиня-«кокет» Фаина Раневская познакомилась с поэтом М. Волошиным. А 18 декабря приняла участие в его вечере на заседании "Киммерики" памяти поэта Верхарна, где читала стихи этого поэта на французском языке. Снова актриса попала в Феодосию, подхваченная вихрем революции, осенью 1917 года, и получила роль в ставящемся в городском театре спектакле, но ей не повезло – антрепренер сбежал, прихватив с собой все деньги, полученные за билеты.

Фаина Георгиевна была уникальной, парадоксально мыслящей личностью и прославилась своими искрометными высказываниями, многие из которых стали крылатыми. А жизнь гениальной актрисы, полная невероятных случаев и встреч, давно уже воспринимается как байка.

Ее боялись и боготворили одновременно, одни искали с ней встреч, а другие избегали. Такой всем запомнилась артистка, которая, прячась за незаурядной личностью, была одинокой и ранимой. 

Всю жизнь я страшно боюсь глупых. Особенно баб. Никогда не знаешь, как с ними разговаривать, не скатываясь на их уровень.

Ф. Раневская

Она ни разу не была замужем, так как в юности пережила травму. Девушка влюбилась в коллегу-актера и пригласила его в гости. Он пришел с другой дамой и попросил Фаину выйти погулять. С тех пор Раневская старалась избегать отношений, которые могли причинить ей боль.

В пожилом возрасте, глядя на цветы от поклонников, она часто говорила:

«Как много любви, а в аптеку сходить некому».

Кто-то скажет: «Раневская – характерная актриса». Нет, она целая труппа. Она и героиня, и травести, и гранд-кокет, и благородный отец, и герой-любовник, и фат, и простая, и субретка, и драматическая старуха, и злодей. Все амплуа ей по плечу. Может, ей все давалось легко, с ходу? Ничего подобного. К ролям она готовилась тщательно. Роль свою переписывала сама, аккуратно в школьную тетрадочку. На спектакль всегда приходила за два часа до начала.

Ее искусство восхищало всех – и взыскательную публику, и непритязательную. Она играла часто не героинь, людей малосимпатичных. Но играла их так, что вызывала восторг и смех. Раневская награждена двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Знак Почета, она трижды лауреат Сталинской премии, у нее высшая награда страны – орден Ленина. Сталин любил ее роли и сравнивал с Чаплином, а Рузвельт считал ее самой выдающейся актрисой века.

Чувство юмора было спасательным кругом для актрисы и ее визитной карточкой. Актриса Ольга Аросева вспоминала такой эпизод: однажды, будучи уже пожилой, Раневская упала на тротуаре. Но она не растерялась и своим неповторимым голосом воскликнула: «Поднимите меня! Народные артистки на дороге не валяются».

В книге Философ с папиросой в зубах" собраны основные байки и истории, а также самые яркие афоризмы и размышлизмы. Некоторые истории «на грани приличий», но Фаина Георгиевна, как известно, была прямолинейным человеком и не стеснялась вставить крепкое слово даже в обществе. Именно это, в том числе, придает её личности неповторимый шарм. Она была выше земных нагромождений из правил и обладала редкими качествами - искренностью, наблюдательностью и замечательной способностью «зрить в корень». Книга "Философ с папиросой в зубах" позволит сполна оценить её щедрые способности и неординарность натуры.

 

Русакова, Алла Александровна. Зинаида Серебрякова / Алла Русакова. - Изд. 3-е. - Москва : Молодая гвардия, 2017. - 226, [2] с., [16] л. фот. - (Жизнь замечательных людей). - Библиогр. в примеч.: с. 162-166 и с. 224-225. 

Зинаида Евгеньевна Серебрякова (28.11.1884-19.09.1967) - одна из первых русских женщин, вошедших в историю живописи. Лишь раз увидев портреты ее кисти, невозможно их спутать с произведениями других авторов.

 

 

Зинаида была последним, шестым ребенком, известного скульптора Евгения Александровича Лансере и его жены Екатерины Николаевны, дочери архитектора Николая Леонтьевича Бенуа. Девочке едва исполнилось два года, когда умер ее отец. 

«Росла Зина… болезненным и довольно нелюдимым ребенком, в чем она напоминала отца и вовсе не напоминала матери, ни братьев и сестер, которые все отличались веселым и общительным нравом».

Из воспоминаний Александра Бенуа

 

Творческая атмосфера в доме Лансере и преемственность великой династии художников определили личность и судьбу девочки. Она с детства приучилась к тому, что рисовать и писать кистью — это так же естественно, как и дышать. Первые шаги Серебряковой на поприще живописи связаны с пейзажами — в первую очередь с видами Малороссии, где находилась родительская усадьба Нескучное. С ранних лет Зинаида помогала крестьянам собирать урожай в поле и в саду, поэтому и рисовать начала природу.

В 1900 году Зинаида выпустилась из женской гимназии и поступила в петербургскую Академию художеств, учеба в которой будущей художнице не нравилась. Скоро она сменила Академию на художественную школу известной меценатки княгини Марии Тенишевой, а затем стала посещать мастерскую знаменитого портретиста Осипа Браза. Познакомившись с талантливой художницей Анной Остроумовой-Лебедевой во время путешествия по Италии в 1902—1903 годах, Зинаида Лансере окончательно перестала сомневаться в правильности выбранного пути — она решила заниматься живописью самостоятельно, без участия более опытных наставников.

Вот для меня всегда казалось, что быть любимой и быть влюбленной — это счастье, я была всегда как в чаду, не замечая жизни вокруг, и была счастлива, хотя и тогда знала и печаль и слезы… Вы так молоды, любимы, цените это время, драгоценный друг.

Письмо Зинаиды Серебряковой к Галине Тесленко. Петроград, 28 февраля 1922 года

Драматические события Октябрьской революции, смерть мужа от тифа, разорение родовой усадьбы Нескучное, отсутствие средств и забота о детях стали причиной отъезда Зинаиды Серебряковой в 1924 году во Францию в надежде на заработок. Зинаиде Евгеньевне было 40 лет. В СССР художница оставила 74-летнюю мать и всех детей: Женю, Сашу, Тату и Катю (Евгению - 18, Александру - 17, Татьяне - 12 и Екатерине - 11 лет). Серебрякова рассчитывала уехать на время, но судьба сложилась так, что в эмиграции во Франции художница провела большую половину своей жизни — 43 года. Александра удалось отправить во Францию через год после отъезда Зинаиды, а Катю через четыре. Двоих из них она сможет увидеть только в старости: Тате будет 48, когда во время оттепели ей разрешат выехать к семидесятишестилетней матери; чуть позже приедет повидаться и Евгений.

И главное - на протяжении всей жизни за границей, творчество Зинаиды не было признано и совсем не пользовалось популярностью. Но, несмотря на все беды и трагедии, она не утратила света души, который теперь льется с ее картин. В ее творчестве лиричные женские и детские портреты соседствуют с монументальными картинами, посвященными русским крестьянам.  

Доктор искусствоведения А. А. Русакова повествует о судьбе художницы на основании воспоминаний, писем, а также глубокого знания ее творчества. Читатель почувствует размах философии художницы сквозь призму ее жизни — сначала в Российской империи, затем в послереволюционной Советской России, а потом и в эмиграции во Франции. В книге есть приложение - несколько очерков-воспоминаний современников о Серебряковой, воспоминания ее дочери - Татьяны и большое интервью с ее младшей дочерью - Екатериной.

 

Ковалевская, Софья Васильевна.  Воспоминания / Софья Ковалевская. - Москва : АСТ-Пресс, 2005. - 283, [3] с., [4] л. ил. - (Знак судьбы).

Софья Васильевна Ковалевская (03.01.1850-10.02.1891) - математик, механик, первая в мировой истории женщина-профессор. Ее перу принадлежит авторство повестей «Нигилистка» и «Воспоминания детства».

 

 

Если в странах Европы Софью Ковалевскую считали величайшим математиком, то на родине её гениальность признали только после смерти. Ковалевская стала первой женщиной в мире, которая получила должность профессора, а также первой женщиной-учёным в России, удостоившимся чести стать членом-корреспондентом Петербургской АН. 

Жизнь Софьи напоминала бесконечную борьбу: за право на образование, за возможность заниматься математикой и преподавать любимый предмет, за выбор научной карьеры вместо того, чтобы стать лишь хранительницей домашнего очага. Ее жизнь была удивительно насыщенна и полна событий, хоть и прожила она только 41 год. 

Безответная любовь к Достоевскому, фиктивный брак, участие в Парижском восстании. Ограниченная обычаями своей эпохи как женщина, Ковалевская в то же время пользовалась свободами и благами, которые были доступны ей благодаря происхождению. Но признание ей принесли талант и упрямство — и своим примером она приоткрыла русским женщинам дверь в мир науки.

Еще при жизни о математическом таланте Софьи Ковалевской ходили легенды: одни говорили, что ее мозг устроен иначе и весит больше, чем у простых смертных; другие утверждали, что в ней говорят гены гениальных ученых по материнской линии. И только самые близкие люди знали, что научная работа была для нее лишь заменой любви.

Первым мужем Софьи оказался молодой ученый, с помощью которого девушка смогла уехать за границу, чтобы получить образование в Германии. (В России конца XIX века женщины не имели возможности поступить в высшее учебное заведение. Продолжить обучение можно было только за границей, но для этого нужно было получить письменное разрешение отца, опекуна или мужа. Отец Ковалевской, генерал-лейтенант артиллерии Василий Корвин-Круковский, категорически отказался отпускать дочь).

Несмотря на холодность между супругами, им на некоторое время удается найти общий язык, однако затем они вновь расстаются. Ковалевская остается с дочкой, а через некоторое время узнает о самоубийстве супруга.

В конце 1880-х гг. близким другом Софьи становится родственник её мужа социолог Максим Ковалевский, покинувший Россию из-за преследований со стороны правительства. Софья пригласила его к себе в Стокгольм и обеспечила ему заработок посредством чтения лекций в местном университете. Максим Ковалевский сделал ей предложение, но Софья его отвергла До конца своей жизни она пребывает в полном одиночестве, оставаясь верной одной лишь науке.

Во многом благодаря научным открытиям этой женщины стала возможна морская и космическая навигация. Без ее математических работ не обошлись бы создатели гироскутеров и моноциклов, моноколес и даже спинеров. Современные математики, знающие по мемуарам ее дальнейшие планы, и знакомые с ее работами утверждают, что от преждевременного ухода Ковалевской наука многое потеряла. Но самое прискорбное, мир лишился женщины, сумевшей доказать, что математика не только мужская сфера.

Ковалевская была и талантливой писательницей. Ее перу принадлежат стихи и повести, романы и драмы, театральные рецензии и литературно-критические очерки, свидетельствующие о ее высокой одаренности. В письмах к друзьям она признавалась, что всю жизнь не могла понять, к чему она привязана больше ― к математике или литературе.

Математическая схема Пуанкаре о дифференциальных уравнениях  Софье Ковалевской  показалась идеальной формулой для романа. Так родился роман «Борьба за счастье. Две параллельные драмы», написанный  Ковалевской в соавторстве со своей подругой — шведской писательницей Анной Шарлоттой Лефлер-Эдгрен. Повесть «Нигилистка» появилась в переломные годы, когда в кругах интеллигенции женщину только начинали воспринимать как отдельную от семьи личность с собственными убеждениями. В 1889 году в Швеции вышли ее «Воспоминания детства», которые позже публиковались и в России, и переиздавалась в советское время. 

Вниманию читателей предлагаются увлекательные новеллы Ковалевской о своей жизни, о встречах с Федором Достоевским, а также воспоминания ее родных и друзей.
 

Здесенко, Евгения.  Коко Шанель : [биография] / Евгения Здесенко. - Москва : Эксмо, 2018. - 127, [1] с.

Габриэль Бонёр (Коко) Шанель (19.08.1883-10.01.1971) - французский модельер, перевернувшая мир моды.

 

 

Женщина, имя которой стало символом независимости и целеустремленности. Ею восхищались и продолжают восхищаться люди разных поколений. Дело всей ее жизни, начавшееся с небольшого магазина шляпок в Париже, процветает до сих пор. Аромат, известный нам как Chanel No. 5, стал легендой, а заложенные ею основные принципы моды – простота, элегантность и практичность – не устареют никогда. Согласитесь, сейчас трудно представить гардероб современной женщины, в котором отсутствуют брюки. А как насчет маленького черного платья? Взамен удушающих корсетов модельер предложила женщинам удобные костюмы, на смену громоздким сооружениям на голове пришли легкие, элегантные шляпки, а тяжелый парфюм уступил место изысканным ароматам… За все это нужно благодарить француженку Шанель. Но начинался путь известного модельера в нищете и постоянной борьбе с трудностями и перипетиями жизни.

Быть не как все – такое желание появилось в детские годы и сохранилось до последних дней жизни Шанель. Поначалу ей это не удавалось: по вине обстоятельств. Самая заурядная семья, прозябающая в бедности, затем жизнь в монастыре, где все было безликим и одинаковым, сиротство – трудно было блистать в таких условиях. Но Коко не сломалась, все невзгоды только закаляли ее. «Никто не прожил жизнь, подобную моей», – говорила она.

Габриэль Шанель строила свою жизнь так, как ей нравилось. Лишения, выпавшие на долю сироты, и успешная карьера бизнес-леди сформировали ее уникальный, дерзкий и свободолюбивый характер, который намного опережал свое время. Любовь и поддержка верных друзей и поклонников, интерес к культуре, жажда новых открытий и страсть к путешествиям определили становление ее личности. Конечно, жизнь каждого из нас уникальна и неповторима. Но никому – ни до Шанель, ни после – не удавалось настолько изменить идеалы женской красоты, полностью перевернуть представление о моде. 

Евгении Здесенко рассказывает о «закулисье» удивительной жизни Великой Мадемуазель. Именно Габриэль Шанель подарила женщине право оставаться самой собой, а романом всей жизни Коко была мода, однако головокружительная и отчаянная любовь сыграла не последнюю роль в ее карьере.

 

Пурди, Эми.  Шаг вперед. История девушки, которая, потеряв ноги, научилась танцевать / Эми Пурди, Мишель Берфорд ; пер. с англ. А. А. Малышевой. - Москва : Э, 2016. - 318, [2] с. - (Проект TRUESTORY. Книги, которые вдохновляют.)

Эми Пурди (08.11.1979) - американская актриса, модель и парасноубордистка, выступающая в сноуборд-кроссе в категории SB (стоячих спортсменов с физическими ограничениями). Общественный деятель, защитник интересов инвалидов-ампутантов, основатель некоммерческой организации «Адаптивный спорт» для лиц с ограниченными физическими возможностями, которые хотят принимать участие в соревнованиях активных видов спорта (сноубординг, скейтбординг, серфинг) или в жизни искусства и музыки. Замужем за сноубордистом Дэниелом Гэйлом, с которым встречалась 14 лет до их свадьбы.

 

 

Эми занималась спортом, мечтала стать королевой красоты. В возрасте 19 лет, после 24-часового недомогания Эми была доставлена в больницу в состоянии септического шока. На пути в больницу у неё произошел отказ сразу нескольких органов и развился ДВС-синдром, приведший к прекращению нормальной подачи крови к ступням, кистям рук, почкам. Чудесным образом сердце и мозг не пострадали. После 32-х переливаний крови и удаления селезенки был диагностирован бактериальный менингит. Эми находилась в искусственной коме более 3-х недель, врачи давали ей на выживание два шанса из 100. Из-за нарушения циркуляции крови ее ноги ниже колена были ампутированы.

Сначала ей казалось, что жизнь кончена, но она продолжила мечтать. А потом все сбылось — девушка на протезах вернулась на склон и стала двукратной чемпионкой мира среди людей с ограниченными возможностями. Эми учит не сдаваться и осознавать, что жизнь никогда не будет прежней, – звучит достаточно банально, но именно так выживала она сама. Без ног и с кучей ограничений. Наверное, поэтому Эми чаще носит протезы, механизмы которых выставлены наружу. 

Эту удивительную историю Эми рассказала в своей книге.

"Но я пишу эту книгу не для того, чтобы говорили: «Ого, вы только посмотрите, через что прошла эта девушка! Какая молодец!» Я рассказываю вам свою историю для того, чтобы вы верили в собственные силы". 

Материал подготовила Т. Гурьева, главный библиограф ЦГБ им. А. Грина

Категория: Документальные книги | Просмотров: 109 | Добавил: Epicfails | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar