Главная » Статьи » Прошлое Феодосии

Александр Сергеевич Пушкин в Феодосии

«… приехали в Кефу, остановились у Броневского, человека  почтенного по непорочной службе и по бедности…»

Александр Сергеевич Пушкин в Феодосии

16-18 августа 1820 года

 

В мае 1820 года, спустя три года после окончания Лицея, Пушкин был выслан из Петербурга и отправлен в ссылку на Юг (официально – переведен на новое место службы). Южная ссылка длилась с 1820 по 1824 гг., этот период принято называть романтическим, однако причина путешествия была отнюдь не романтическая. Двадцатилетний поэт был отправлен в Южную ссылку за написание едких эпиграмм на власть, которые сам Александр I назвал «возмутительными стихами». К этому времени Пушкин был уже известен, как талантливый поэт, была уже написана поэма "Руслан и Людмила". В. Жуковский дарит Пушкину свой портрет с надписью: «Победителю-ученику от побежденного-учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму Руслан и Людмила. 1820 марта 26 великая пятница».

Благодаря помощи Н. М. Карамзина, В. А. Жуковского и П. Я. Чаадаева писатель получает от царя снисхождение, и вместо ссылки в Сибирь А. С. Пушкин уезжает в южные губернии.

Через Могилёв и Киев Пушкин прибыл в Екатеринослав (с 1926 года - город Днепропетровск).

 

1899 г., к 100-летию со дня рождения А.С. Пушкина, горожане увековечили факт пребывания поэта в Екатеринославе - был заказан его бюст известному скульптору И. Я. Гинзбургу (И. Я Гинцбург - автор памятнику И. К. Айвазовскому в Феодосии).  Бывшая Военная улица, куда Пушкин несколько вечеров приходил слушать цыган, была переименована в проспект Пушкина. 

 

Приехав в Екатеринослав, я соскучился, поехал кататься по Днепру, выкупался и схватил горячку, по моему обыкновению. Генерал Раевский, который ехал на Кавказ с сыном и двумя дочерьми, нашел меня в жидовской хате, в бреду, без лекаря, за кружкою оледенелого лимонада.

Пушкин – Л. С. Пушкину, 24 сент. 1820 г.

Семью военного сопровождал доктор, взявшийся поднять «солнце русской поэзии» на ноги. Уже через неделю Александр Сергеевич выздоровел и решил отправиться с Раевскими на лечебные воды Кавказа, куда семья держала путь, уже в начале июня Пушкин с этим дружеским семейством прибывает на Кавказ, где они провели два месяца в Пятигорске на отдыхе и лечении водами. 

В Крыму великий поэт провел всего месяц, а в Феодосии был проездом три дня - 16-18 августа. Несмотря на усилия местных властей по освоению земель, полуостров в начале ХIХ века был малолюден и местами заброшен. Керчь первой из всех городов Крыма вошла в состав России по Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 года, то есть за девять лет до присоединения полуострова к Российской империи. 

Его «путешествие» началось с Керчи - 15 августа 1820 года через Керченский пролив Пушкин прибыл на полуостров.

И уже 16 августа 1820 г. (по ст. ст.)., поздно вечером из Керчи в Феодосию прибыли генерал Николай Николаевич Раевский, его две младшие дочери Мария и Софья, младший сын Николай и Александр Пушкин. Путь был довольно продолжительным (94 версты) и утомительным. Ехали на лошадях почти целый день по страшной жаре.

 

П. П. Свиньин (?) Феодосия. 1820-е. Бумага, акварель. Государственный исторический музей.

 

Один из основоположников русского символизма Вячеслав Брюсов известен не только как поэт, но также как литератор и литературный критик. Много строк он посвятил Александру Пушкину, в том числе и описал его путешествие в Крым:

Из Керчи Раевские поехали в Феодосию, или, как тогда назывался этот город, в Кефу, — вероятно, тоже морем, потому что в распоряжение ген. Раевского был предоставлен военный бриг. Феодосия была тогда немногим больше Керчи и нисколько не привлекательнее ее по местоположению. Те же невысокие холмы за городом, то же плоское побережье и такая же скудная растительность вокруг. Грязно-серые развалины генуэзских башен посреди города не украшают его нисколько. И Муравьев-Апостол и Гераков согласно жалуются, что в городе негде было укрыться от летнего крымского зноя. На берегу моря был уже разведен бульвар, но молодые деревья еще не давали тени.

Пушкин ни в письмах, ни в стихах не помянул самую Феодосию ничем добрым.

В. Я. Брюсов. Пушкин в Крыму

 

Вероятнее всего, в саму Феодосию даже не заехали, где можно было остановиться, например, в доме только что назначенного нового градоначальника Н. Перовского. Сразу отправились к опальному «пустыннику» Броневскому, которого, должно быть, еще раньше, по Петербургу, знал и которому покровительствовал прославленный герой Отечественной войны Н. Раевский.

 

И. А. Иванов. Вид Феодосии с приезду. 1803 г. Бумага, гуашь, акварель. 20,6 x 32,3 (Виртуальный Русский Музей)

«Из Керчи приехали мы в Кефу, остановились у Броневского, человека почтенного по непорочной службе и по бедности. Теперь он под судом — и подобно старику Вергилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход. Он не умный человек, но имеет большие сведения о Крыме, стороне важной и запущенной. Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды в Юрзуф...» —

рассказывал Александр Сергеевич Пушкин своему брату Льву в письме, писанном в Кишиневе 24 сентября 1820 г.

А. С. Пушкин именует Феодосию так, как ее называли турки после генуэзцев. Турки владели городом до 1771 г., пока Феодосию не взяли русские войска в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Кефе (Кефа) впервые была названа Феодосией в правительственном указе от 10 февраля 1784 года, то есть ко времени путешествия поэта, город снова носил свое древнее греческое название.

 

Афанасий де Палдо (лесничий Крымского полуострова. Известен пейзажными работами, посвященными вновь присоединённым к России местам Новороссийской губернии. 

Гравюра. Начало ХIХ века. Из второй части книги П.И. Сумарокова «Досуги крымского судьи или Второе путешествие в Тавриду» (Санкт-Петербург, 1805)
 

Семен Михайлович Броневский, статский (позднее - действительный статский) советник,  участник русско-персидской войны 1796 г., экспедитор Азиатского департамента Коллегии иностранных дел Министерства иностранных дел, историк Кавказа, стал первым штатским градоначальником Феодосии после присоединения к Российской империи.

Писатель Г. Г. Гераков, автор «Путевых записок по многим Российским губерниям, 1820», вспоминал:

«...ездили к Броневскому, бывшему градоначальнику здесь. Он живет как пустынник и, руками своими возделывая сад свой, кормится; отличный человек! Я его давно знаю: преисполненный познаний и великий знаток на многих языках писать... сад его, им разведенный, имеет более десяти тысяч фруктовых деревьев... в саду... в приятном беспорядке: то остатки колонн Паросского мармора, то камни с надписями, — памятник, воздвигнутый племяннице его, храмики, горки и прочее».

А. Скальковский, в 1838 г. издавший книгу по истории Новороссийского края (Скальковский А.А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края. 1730–1823. Часть ІІ. С - 181796 по 1823. - 1838), не без огорчения констатировал, что смог собрать совсем немного сведений о С. Броневском, и пожелал, «чтобы кто-нибудь отдал ему должную дань справедливости и познакомил с ним Россию». Обычно считается, что имя Броневского вошло в историю благодаря его упоминанию в письме Пушкина, а также в связи с организацией им Феодосийского музея древностей и написанием книги «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе». В последние годы много интересных сведений о градоначальнике Феодосии, принимавшем у себя в доме А. С. Пушкина, собрала профессор Таврического национального университета им. Вернадского Э. Б. Петрова. 
С. М. Броневский по приезде в Феодосию купил примерно в двух верстах (два с небольшим км) от города участок удобной земли в 8 - 9 десятин (около 9 га) - на территории нынешнего военного санатория. Градоначальник возвел на здесь дачу - скромный , но красивый деревянный домик из 4-5 комнат, имевший всевозможные балкончики, застекленные веранды и небольшую надстройку с флюгером наверху. По обеим сторонам центрального входа стояли колонны паросского мрамора. Участок Семен Михайлович собственноручно засадил деревьями. 

Из книги О. Н. Ольховатского «"Добрый приют". Прошлое и настоящее. Феодосийскому военному санаторию Министерства обороны Российской Федерации - 75 лет!»:

Последний владелец усадьбы - Рукавишников, разбив свое землевладение на отдельные участки, проложил между ними улицы, получившие оригинальные названия - Рукавишниковская, Доброприютская, Ольгинская и другие. Дом Броневского получил адрес Ольгинская улица, дом 5 (на перекрестке, рядом с дачей бывш. Стамболи - по данным 1929 г.).

Дом этот, в несколько перестроенном виде сохранялся вплоть до Великой Отечественной войны, в годы которой был разрушен, и от него к началу 1960-х гг. оставался только фундамент и развалины бассейна. Само имение занимало площадь 8-9 десятин земли (8,72-9,81 га) с разведенным садом, имевшим более 10 тыс. фруктовых деревьев.

В книге В. Б. Броневского "Обозрение Южного берега Тавриды в 1815 году" сад градоначальника описан так:

"На берегу черного моря, в версте от заставы, где некогда возвышался Ханский дворец и огромный Монетный двор, где построены были батареи, принудившие город в первый раз покориться Российскому оружию, стоит скромный домик феодосийского Градоначальника. С крыльца сего мирного убежища залив, покрытый купеческими судами, и город с прелестными своими окрестностями представляются с наилучшей их стороны. Выбор сего места показывает вкус хозяина и любовь его к природе и наслаждениям сельской уединенной жизнью. Английский сад, насажденный не более как на пяти или шести десятинах, представляет образец вкуса и искусства. в нем собраны все крымские произрастания и нежные плодоносные дерева улучшены прививками иностранных дерев, выписанных из Анатолий, Архипелага и с островов, находящихся на Средиземном море: словом, в сем саду богатая крымская флора, является в полном своем блеске. Сад сей не столько иждивения, сколько трудов и знания стоивший, почитается лучшим в крыму. превосходное расположение, прекрасное вино и вкусные плоды, доставили ему сие справедливое предпочтение".

П. П. Свиньин пишет в "Обозрении путешествия издателя отечественных записок по России в 1825 году, относительно Археологии. Читано им 16 Октября 1825 года в Обществе Истории и древностей Российских, учрежденном при Императорском Московском Университете":

Основатель сего Музеума – Семен Михайлович Броневский, бывший Феодосийским Градоначальником, проводит Философскую жизнь на прекрасной мызе своей, недалеко от Феодосии 2, в беседе с науками и природою. Он приготовил к печати третью часть любопытных uзвecmий о Кавказе, которая должна быть ключем к прежним двум томам. По желанию Общества, Г. Броневский отнесся к Адмиралу Грейгу, для получения описания Николаевскаго Музеума, и я был свидетелем, что, в следствие его просьбы, Г. Кумани занимается оным с большим усердием и основательностию. В прекрасном саду сего почтеннаго мужа есть несколько мраморов и статуй, полученных им из здешних окрестностей и из Фанагории, в том числе и два огромные льва".

Музеум - хранилище древних памятников Тавриды - был детищем Броневского. Проект об учреждении в Феодосии музея древностей российский император Александр I утвердил своим указом ещё 8 (20) ноября 1810 года.Он открыт в 1811 году, и создатель не мог не показать его генералу Раевскому и его спутникам. В основу коллекции музея легло «собрание редкостей» феодосийского купца Джеварджи (мраморная женская головка, 37 глиняных фигурок и ваз, светильник, обломки сосудов, 134 греческие и римские монеты). Для музея выделили небольшое здание старой турецкой мечети. Его коллекция составлялась из раритетов, приобретаемых у местных жителей, на что городская дума выделила 1 тыс. руб. 

 

Ф. Дюбуа де Монпере. Маленькая мечеть в Феодосии, преобразованная в музей. Литография, 1840 г.

 

Путешественники, отзывавшиеся о нем без большого интереса, вряд ли правы, скорее всего они не умели еще относиться как к сокровищам к старинным монетам, обломкам плит с надписями, черепкам и глиняным горшкам, пролежавшим в земле тысячелетия. 

Гости были желанными, и хозяин принимал их со всей душой, как он умел. Почему же юный гость отметив порядочность и большие знания о Крыме хозяина, назвал его в письме к брату "не умным"? На этот вопрос отвечает профессор Элеонора Петрова:

"Из краткой заметки Пушкина следует, что говорили о Крыме, «стороне важной, но запущенной» (эту мысль поэту мог внушить Броневский). Семен Михайлович излагал любимые прожекты относительно полезности разведения садов на полуострове и угощал плодами выращенных его руками деревьев. Без сомнения, вели речь о памятниках старины, их разграблении и уничтожении, о необходимости сосредоточить реликты в одном месте, для чего нужно организовывать музеи.

Не исключено, что о поисках Дюбрюкса Пушкин узнал от Броневского и в духе последнего отозвался о российских бедах: «... ему (Дюбрюксу. — Э. П.) недостает ни денег, ни сведений, как у нас обыкновенно водится». И фраза Александра Сергеевича, что «много драгоценного скрывается под землею, насыпанной веками», могла быть навеяна разговорами на даче. Вполне вероятно, что именно в Феодосии Пушкин задумался о судьбе Крыма и его значении для России.

Одной из тем разговоров мог быть Кавказ — Раевские и Пушкин только что прибыли оттуда и впечатления были свежи, Семен Михайлович великолепно знал этот край, мог рассказать о нем кое-что интересное и сообщить о своей книге, судьба которой тогда могла быть еще ему неизвестной.

К тому времени, когда судьба забросила Александра Сергеевича в Феодосию, масонские идеи ушли в прошлое и само масонство потеряло свою привлекательность, разочаровало многих прогрессивных людей, включая друзей и знакомых Пушкина. Броневский долго жил в глубокой провинции и, как и прежде, верил в светлые идеи просвещения и гуманизма, проповедовавшиеся ранним масонством. Он являлся членом феодосийской масонской ложи «Иордан», которую в течение некоторого времени возглавлял доктор медицины И. Граперон, заведовавший Феодосийским музеем как раз в годы опалы Семена Михайловича (печать ложи — еще во времена Л. Колли хранилась в музее) и, вполне вероятно, являвшийся одним из тех, кто тогда морально его поддерживал.

И все-таки обстоятельства жизни порождали мистические настроения, уверенность в том, что само Провидение руководит его судьбой, что он наказан Богом и должен до конца нести свой крест. Когда беседовали об интересных вещах (о Крыме, Кавказе), поэт был весь внимание, разговоры же мистического характера ему были скучны и, возможно, не понятны. Его брат Лев говорил: «...редко можно встретить человека, который бы объяснялся так вяло и так несносно, как Пушкин, когда предмет разговора не занимал его. Но он становился блестяще красноречив, когда дело шло о чем-либо близком его душе...».

Когда Александр Сергеевич писал письмо брату, он назвал Броневского «умным», потому что таковым и считал, а потом, вспомнив, как томился при разглагольствованиях о превратностях судьбы и масонских идеалах, подписал частичку «не», вовсе не желая скомпрометировать хорошего человека. Нужно учитывать и тот факт, что письмо это частное, не рассчитанное на публикацию. Знать бы тогда Пушкину, что случайно написанное им бросит тень на всеми уважаемого Броневского и повергнет потомков в изумление, не стал бы приписывать эту злосчастную частицу!

Петрова, Э. Б. (д-р ист. наук). "Почтенный по непорочной службе и по бедности" (С. М. Броневский) / Э. Б. Петрова // Античная Феодосия: История и культура. - Симферополь : Сонат, 2000. - С. 253-254.

 

Дом Броневского был разрушен во время оккупации Феодосии фашистскими захватчиками.

Фотография спальных корпусов санатория МВО начала 1930-х гг. В центре дом генерала П. С. Котляревского, крайний справа - дом бывшего градоначальника С. М. Броневского. Из книги О. Ольховатского "Добрый приют"

 

После войны на этом месте были построены корпуса санатория Министерства обороны, но грот сохранился.

 

Пушкинский грот - архитектурное сооружение для отдыха и защиты от зноя начала XIX века. Оно расположено на территории бывшей дачи губернатора Феодосии, С.М.Броневского, а ныне — Центра медицинской реабилитации и санаторного лечения Министерства обороны России. Сохранилось только небольшое каменное сооружение с колоннами. Это место называют Пушкинским гротом, так как именно тут в августе 1820 отдыхал, когда останавливался на несколько дней у губернатора, великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. 

Высокие гости отбыли из Феодосии 18 августа и отправились в Гурзуф на корвете «Або», командиром которого был капитан-лейтенант И. Дмитриев, феодосийский старожил. В тот период корвет "Або" исполнял роль военной брандвахты Феодосийского порта. Брандвахта - это сторожевое судно, охраняющее порт. Брандвахты выполняли разнообразные функции: они не только охраняли порты, но по мере надобности, выполняя приказы местного начальства, которому они временно подчинялись, использовались и как посыльные или транспортные суда.

Море было столь прекрасно, берег так красив! Душа поэта выздоравливала, наполнялась радостью, и муза — долгожданная муза! — явилась вновь во всем своем великолепии. Ночью на корабле родился один из пушкинских шедевров:

«Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман.
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.
Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края;
С волненьем и тоской туда стремлюся я,
Воспоминаньем упоенный...».

Элегия увидела свет на страницах журнала «Сын Отечества» без подписи и с пометой: «Черное море. 1820. Сентябрь». Пушкин предполагал дать ей байроновский эпиграф: «Прощай, родная земля». Спустя пять лет, в Михайловском, Пушкин опишет впечатления давнего плавания, с кинематографической четкостью врезавшиеся в его память:

«Из Азии переехали мы в Европу на корабле. <…> Из Феодосии до самого Юрзуфа ехал я морем. Всю ночь не спал. Луны не было, звезды блистали; передо мною, в тумане, тянулись полуденные горы…. “Вот Чатырдаг”, сказал мне капитан. Я не различил его, да и не любопытствовал. Перед светом я заснул. Между тем корабль остановился в виду Юрзуфа. Проснувшись, увидел я картину пленительную: разноцветные горы сияли; плоские кровли хижин татарских издали казались ульями, прилепленными к горам; тополи, как зеленые колонны, стройно возвышались между ими; справа огромный Аю-Даг… и кругом это синее, чистое небо и светлое море, и блеск и воздух полуденный…».

Прекрасны вы, брега Тавриды;
Когда вас видишь с корабля
При свете утренней Киприды,
Как вас впервой увидел я. 

Путешествии поэта морем из Феодосии в Гурзуф в 1820 г. отразилось в черновых тетрадях около наброска XLVI строфы первой главы „Евгения Онегина“ (октябрь 1823 г.). Сохранился сделанный по памяти, но довольно точный рисунок скалы, стоящей в море, в которой нельзя не узнать известных Золотых ворот Карадага. Настолько были сильны впечатления Пушкина о виденных им берегах Крыма, что он не забыл очертания скал и через три года». На фотографии современного вида «Золотых ворот» можно заметить естественные изменения очертаний скалы. Рисунок восхищает нас не только мастерством Пушкина-рисовальщика, но и удивительной зрительной памятью великого поэта. В рисунке 1823 г. отражены впечатления трехлетней давности. Необычную скалу, подымающуюся над морем, поэт увидел в ночь с 18 на 19 августа 1820 г.

 

В Феодосии в 2020 году Союз русских писателей Восточного Крыма, литературное объединение "Киммерия", "Лукоморье" издали сборник материалов вторых краеведческих чтений "Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу" из цикла "Феодосия. История. события. Судьбы под названием «Волшебное имя – Пушкин! Взгляд из XXI века». Книга состоит  их трёх частей. В первой из них опубликованы доклады, раскрывающие античные концептуальные мотивы в творчестве поэта, в обновлённом аспекте освещаются темы «Пушкин и Айвазовский», «Пушкин и Цветаева», «Пушкин в Михайловском», «Пушкин и Грин». Представлен анализ второго смыслового ряда поэмы «Руслан и Людмила» и другое. Во второй сосредоточены доклады и сообщения, посвященные творчеству композиторов, театральных режиссеров, обратившихся к драматургии Пушкина. Третий блок – «По аллеям пушкинской Феодосии» – появился в процессе проведения Чтений и был вызван острой необходимостью зафиксировать события современной пушкинской Феодосии за последние 45 лет.

Во время подготовки к чтениям впервые подробно изучена биография Анатолия Григорьева - автора памятника А. С. Пушкину в Феодосии. В 1974 году на улице Войкова в сквере, носящем имя Александра Пушкина был установлен памятник Александру Сергеевичу Пушкину. Это бронзовая фигура поэта, отлитая в полный рост и установленная на гранитном постаменте. Высота фигуры 2,5 м, постамента 2 м. Поэт изображен без головного убора, в сюртуке, с шейным платком. Обращен Александр Сергеевич лицом в сторону моря, краса и величие которого так восхитили его во время путешествия по Крыму. Авторы памятника: скульптор из Коктебеля Анатолий Иванович Григорьев, архитектор Валентин Николаевич Наугольный. Памятник был установлен к 175-летию поэта. 

 

 


Читайте в Центральной городской библиотеке им. А. Грина

  1. Барская, Т. Н. Очарованье Пушкинской Тавриды : научно-популярная литература / Т. Н. Барская. - Симферополь : Бизнес-Информ, 2007. - 104 с. : ил.
  2. Вересаев, В. В. Сочинения : в 4 т. Т. 3. Пушкин в жизни: систематический свод подлинных свидетельств современников / В. В. Вересаев. - Москва : Правда, 1990. - 559 с. - (Библиотека "Огонек"). 
  3. Виноградов, К.  Семен Михайлович Броневский : градоначальник Феодосии (1763-1830)  / К. Виноградов // Феодоситы. - Феодосия : Арт-Лайф, 2011. - С. 4-38 : ил.
  4. Выгон, Михаил Иосифович. Пушкин в Крыму / М. Выгон. - Симферополь : Таврия, 1974. - 69, [3] с., [4] л. цв. фот. : ил. ; 17 см. - Библиогр.: с. 69-70.
  5. Ежов, Василий. Чей дух витает в стенах древних зданий? / В. Ежов // Победа. - 2020. - 15 дек. - С. 8 : фот.
  6. В. П. Казарин, А. В. Киселев, Е. В. Андрейко. "Морем отправились мы в Юрзуф…" (Конец одной загадки). Крымские пенаты. Альманах литературных музеев. Симферополь, 1994. - № 1.

  7. Кунцевская, Г. Н. "Холмы Тавриды, край прелестный". А С. Пушкин. пребывание в Крыму - август-сентябрь 1820 г. : биография коллективная / Г. Н. Кунцевская // Благословенная Таврида. Крым глазами великих русских писателей. - Симферополь : Таврия, 2008. - С. 10-59 : цв. ил. - Библиогр.: с. 383-384.
  8. Малышев, С. И. Пушкинский Крым : Альбом гравюр / С.И. Малышев. - Феодосия : [б. и.], 1999. - 38 с. : ил. 
  9. Манаева, Галина (член Союза журналистов России). Пушкин был на даче... Гаевского [Текст] / Г. Манаева // Победа. - 2017. - 8 июня. - С. 5 : ил. Аннотация: Новые находки о пребывании А. С. Пушкина в Крыму и Феодосии во время путешествия с семейством Раевских в 1820 г.
  10. Манаева, Галина Петровна (член Союза журналистов России). Версты, степь, сакли, феодосийские ямщики и... Лукоморье: А. Пушкин в Феодосии / Г. П. Манаева // Волшебное имя - Пушкин! : материалы вторых краеведческих чтений "Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу" : из цикла "Феодосия. История. События. Судьбы" (апрель - ноябрь 2019 года). - Феодосия : Арт-Лайф, 2020. - С. 139-145 : карты.
  11. Манаева, Галина Петровна (член Союза журналистов России). Пушкин и Айвазовский - две путеводные звезды Русского мира / Г. П. Манаева // Волшебное имя - Пушкин! : материалы вторых краеведческих чтений "Пока в России Пушкин длится, метелям не задуть свечу" : из цикла "Феодосия. История. События. Судьбы" (апрель - ноябрь 2019 года). - Феодосия : Арт-Лайф, 2020. - С. 33-49 : цв. ил.
  12. Ольховатский, Олег. Три ключевых имени - от Броневского до Рукавишникова. Семен Михайлович Броневский - две стороны одной медали / О. Ольховатский // "Добрый приют". Прошлое и настоящее. Феодосийскому санаторию Министерства обороны Российской Федерации 75 лет!. - Ессентуки : Издательский Дом, 2019. - С. 23-54 : ил.
  13. Петрова, Э. Б. (д-р ист. наук). "Почтенный по непорочной службе и по бедности" (С. М. Броневский) / Э. Б. Петрова // Античная Феодосия: История и культура. - Симферополь : Сонат, 2000. - С. 232-260 : фот. - Библиогр. в конце ст. - Приложение III.
  14. Петрова, Э. Б. "Подобно старику Вергилия, разводит сад..." : А.С.Пушкин и С.М.Броневский : биография коллективная / Э.Б. Петрова // Крымский архив. - 1999. - № 4. - С. 25-34. - Примечания. - С.33-34.
  15. Пушкин в Тавриде : Сб. лит.-краевед. ст / [Ред.-сост. П.В. Коньков; Редкол.: В.П. Казарин и др.]. - Симферополь : Таврия, 1995. - 176 с. : ил. ; 21 см. - (Крымская Пушкинская библиотека / Ред. А.Е. Тархов). - Библиогр. в примеч.: с. 146-172 и в подстроч. примеч.
  16. Сумароков, Павел Иванович. Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду Павла Сумарокова / П. И. Сумароков ; предисл. и коммент. Т. М. Фадеевой. - Симферополь : Бизнес-Информ, 2022. - 275, [5] с. : ил. 
  17. Тихомиров, Владимир. По следам великого Пушкина. 200 лет спустя... / В. Тихомиров // Победа. - 2020. - 20 авг. - С. 1, 8 : ил.
  18. Тункина, И. В. Основатель Феодосийского музея древностей Семен Михайлович Броневский: новые документы к биографии : историческая литература / И.В. Тункина // Тункина И.В. Открытие Феодосии (1771-1871). - Киiв : Болеро, 2011. - С. 79-96 : ил.
Категория: Прошлое Феодосии | Добавил: Epicfails (29.05.2024)
Просмотров: 71 | Теги: Пушкин в Феодосии | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar