Главная » Статьи » Люди искусства

Николай Барсамов. Портрет на фоне Феодосии

Николай Барсамов. Портрет на фоне Феодосии



 


Директор Феодосийского музея краеведения (1923–1936)
Директор Феодосийской картинной галереи (1923–1962)
Научный консультант Феодосийской картинной галереи им. И. К. Айвазовского (1962–1976) 
Автор книг о Феодосии, Айвазовском, составитель каталогов Картинной галереи
Заслуженный деятель искусств УССР (с 1969)
Депутат Горсовета. Почётный гражданин Феодосии (1962)
В 1925–1962 годах преподавал в феодосийской художественной студии, а затем в детской художественной школе


Николай Барсамов, которого можно назвать одной из ключевых фигур киммерийской живописной школы середины прошлого столетия, стал связующим звеном между мастерами рубежа ХІХ–ХХ вв. и крымскими живописцами советского времени. Уникальная природа и историко-культурные традиции Крыма оказали влияние на судьбы мно­гих творческих людей. И биография Николая Сте­пановича Барсамова — очередное тому подтверждение. Приехав в Феодосию в 1923 г. и ока­завшись вовлечённым в изучение древней истории края, он решил навсегда связать свою жизнь с Ким­мерией, покорившей в своё время Константина Бо­гаевского и Максимилиана Волошина.
Н.С. Барсамов стал пионером в области популяризации творчества великого мариниста в Советском Союзе. Ученый и исследователь, изучает произведения учеников И.К. Айвазовского (Фесслера, Лагорио, Латри) и формирует в искусствоведении понятие крымской художественной школы. Близкий друг Волошина и Богаевского, он высоко ценит произведения Киммерийской школы и стремится к их сохранению в сложное для музейных собраний время. 


Несмотря на то что Николай Барсамов постоянно занимался живописью и активно участвовал в вы­ставках, его знают в первую очередь как обществен­ного деятеля и выдающегося педагога. Не случайно именно он стал вторым после И. К. Айвазовского почётным гражданином Феодосии. В этом городе Барсамов на протяжении 40 лет (с 1923 по 1962 г.) возглавлял Картинную галерею, а во время Великой Отечественной войны спас бесценное собрание полотен И. К. Айвазовского, эвакуировав его в Ереван. Николай Степанович видел свою задачу в приумножении галерейной кол­лекции и за годы своего директорства смог увели­чить её в десять раз! Как и его знаменитый предше­ственник — Иван Айвазовский, некогда открывший в Крыму первую художественную школу, Барсамов продолжил традицию, основав в 1925 г. подобное учебное заведение при Феодосийской галерее. Из его студии вышли замечательные живописцы — Пётр Столяренко, Степан Мамчич, Владимир Соколов, Ни­колай Шорин.

Николай Степанович родился 16 ноября 1892 г. в Тифлисе (ныне Тбилиси). Он был шестым ребенком в семье. Николаю не исполнилось и двух лет, когда умер его отец, и овдовевшая мать уехала с детьми в Ростов-на-Дону. В гимназии Барсамова увлекали уроки рисования. Он посещал специальный рисовальный класс, в котором преподавал Андрей Семенович Чинёнов (1855-1935). По совету А.С. Чинёнова гимназия в 1909 году послала работы Барсамова на отзыв в Академию художеств. 
В том же 1909 году гимназист Барсамов начал посещать художественные классы, которыми руководил только что окончивший академию художеств Я.М. Павлов. Сильное впечатление на юношу произвела первая выставка картин Мартироса Сарьяна, его старшего современника. 
С 1913 по 1917 г. учился в Москве — сначала в частной студии И. Машкова, а впоследствии в Московском училище живописи, ваяния и зодчества — у таких прославленных мастеров, как К. Коровин и С. Малютин, А. Е. Архипов, Н. А. Касаткин.
Закончив Училище в 1917 г., Н.С. Барсамов уехал из Москвы в г. Изюм (Харьковская область) на должность преподавателя рисования в школе. Вскоре исторические события поставили перед ним новые задачи: Изюмский исполком назначил его заведующим отделом искусств, а затем поручил заняться спасением художественных ценностей из дворянских усадеб. Барсамов разъезжал по усадьбам, собирал старинные картины, фарфор, бронзу и другие ценные вещи. Они-то и стали впоследствии экспонатами основанного там музея.

В 1919 г. Барсамов уходит добровольцем на фронт, где служит связистом в артиллерийской дивизии. Заболев тифом, он отправляется в эвакуацию в Самару. Здесь, после выздоровления, он был назначен преподавателем изобразительных искусств в школе на заводе и руководителем студии при заводском рабочем клубе. В этой студии он встретил свою будущую жену Софью Александровну. В конце 1920 г. они переезжают в Челябинскую область, на Брединские угольные копи, где Барсамов служит чертежником и рабочим на разведках графита, расписывает занавес в рабочем клубе. 
В 1922 году Н.С. Барсамов с семьей возвращается в Москву, работает художником-ретушером по фототипии на печатной фабрике Гознака (управление производством государственных знаков, монет и орденов). Здесь он вновь обращается к изучению старых мастеров, репродуцирует картины Рембрандта. 

 


В 1923 г. по приглашению родственников Николай Степанович отправляется в Крым, в Феодосию. Здесь он некоторое время работает художником в Детском городке, с детьми, потерявшими родителей во время Гражданской войны. Ему предлагают возглавить Алупкинский музей.
В том же 1923 г. уходит из жизни директор Феодосийской галереи им. И.К. Айвазовского Герасим Афанасьевич Магула (1873-1923). Новым руководителем музея был назначен 30-летний Н.С. Барсамов. 
 По мемуарному свидетельству Н. С. Барсамова, Галерея и Музей в то время были институционно объединены в «музейный комбинат». 
В обязанности Барсамова входили учет и охрана исторических памятников от Арабатской стрелки до Алушты (по берегу моря) и до Джанкоя (вглубь степи). В его подчинении по музею числился один научный сотрудник — Е. Е. Пирлик. По сути, Барсамов был случайным человеком в археологии, в вопросах охраны памятников и музейного дела недостаток образования Барсамов сполна восполнялся его энтузиазмом и неформальным интересом к возложенным на него обязанностям.
В 1925 Феодосийский археологический музей был переименован в Феодосийский музей краеведения; старая коллекция вошла в него на правах археологического отдела. Барсамов принял решение не только о сборе материалов, посвященных современной истории (в частности Гражданской войны), но и экспонатов для «отдела природы», которые бы представили геологию, флору и фауну Юго-Восточного Крыма.В 1925, после ликвидации Музея художественных ценностей (решение о закрытии музея было принято осенью 1924), инициировал перевод коллекций ФАМ в освободившиеся помещения дома И. Айвазовского, который был произведен в течение недели.
Летом 1927 проводил обследование и фотосъемку «готических» могил» и развалин армянского монастыря под Сююрю-Кая (Коктебель) и других археологических и архитектурных памятников в Султановке, Двуякорной долине и Отузах (ныне пгт Щебетовка). После крымского землетрясения 1927 ходатайствовал об элементарной реставрации (заделке трещин и проч.) средневековых феодосийских церквей; их восстановление было затруднено в результате массовой ликвидации церковных общин и прекращения богослужений. В июле 1929 обследовал и произвел фотофиксацию памятников старины Карасубазара (ныне Белогорск). С 1929 по 1931 руководил систематическими раскопками в Коктебеле (отчасти инициированы М. А. Волошиным, обеспокоенным уничтожением погребений «в каменных ящиках» при строительстве электростанции), подробный отчет о которых подготовлен и опубликован в 1932. Выводы и предположения Барсамова о славяно-русском происхождении Коктебельского городища были полностью опровергнуты дальнейшими исследованиями. В 1932 под наблюдением Барсамова был произведен ремонт мечети XII в. деревни Колечь-Мечеть.


Известно, что по воле Айвазовского заведование галереей должно было быть возложено на достойнейшего из его внуков или правнуков. И если они не будут внушать доверия по каким-либо соображениям, городские организации могут назначить того, кого сочтут нужным. Так что сам акт назначения для Барсамова как художника и человека имел огромнейшее значение. И поэтому с первого дня вся энергия молодого директора была направлена на то, чтобы дать новую жизнь галерее, собрать такую коллекцию картин Айвазовского, которая отражала бы все этапы творческого пути великого русского мариниста.
Айвазовский написал около шести тысяч произведений. В галерее в то время не было ни одной работы, относящейся к раннему периоду творчества художника. Все сорок девять картин, оставленные здесь Айвазовским, относились к последним годам его жизни. Значительную часть картин Николай Степанович получил в Центральном художественном фонде, в Русском музее, в других картинных галереях. Где-то обменивал, где-то покупал. А кое-что просто дарили. Много графических работ и последнюю не законченную Айвазовским картину «Взрыв корабля» получили в дар от вдовы художника.
В одном из залов галереи висит автопортрет Айвазовского 80-х годов. Это от профессора И. М. Саркизова-Серазини.
Уроженец Феодосии доктор медицинских наук профессор И.М. Саркизов-Серазини постоянно жил в Москве, но летом, хотя ненадолго, обязательно приезжал в Феодосию, был знатоком литературы о прошлом Крыма и щедро снабжал библиотеку краеведческого музея и галереи букинистическими книгами. Нам, кроме того, он сообщал сведения о картинах Айвазовского, появляющихся в антикварных магазинах.

 



К Ф. Богаевский, С.А. Саркизова-Серазини, И.М. Саркизов-Серазини и Н.С. Барсамов в галерее Айвазовского.

Именно Николая Барсамова феодосийцы должны благодарить за то, что памятник великому маринисту Айвазовском установлен в нашем городе. А история была такая.
После смерти Айвазовского возникла идея установки памятника маринисту, был объявлен конкурс, по итогам которого утвердили работу Ильи Гинцбурга, известного скульптора, к тому же лично знакомого с Айвазовским. Монумент был отлит в 1914 году.  Для того чтобы заплатить за скульптуру, нужны были средства, поэтому была организована подписка — сбор денег на установку памятника. Подписные листы были разосланы по всей стране. Собрали значительную сумму, тем не менее, ее не хватило, чтобы заплатить автору монумента, поэтому с 1914 года памятник находился в Петербургской Академии художеств.
Затем - Первая Мировая война, революция – мешали тому, чтобы памятник «переехал» в Феодосию, где его так ждали. В 1917 году отмечали столетие со дня рождения Айвазовского. Но и на этот раз памятник не был установлен, так как политическая ситуация в стране была неблагоприятной.
В 1923 году, когда Барсамов стал директором галереи, он решил установить памятник  в Феодосии. Потребовались деньги, чтобы вернуть долг Гинцбургу и на то, чтобы транспортировать скульптуру в Феодосию. Город в тот момент находился в плачевном состоянии и нужную сумму выделить не смог. Из 200 рублей было выдано 150. Даже такая мелочь помешала переезду. Каждый год Барсамов в плане работы писал: отметить какую-то памятную дату установкой памятника Айвазовскому. Но все это было впустую — памятника все не было. Но Николай Степанович не успокаивался, он писал письма в Симферополь, там его успокаивали, что работа ведется, но ничего не делалось. Через какое-то время Гинцбург прислал Барсамову письмо, в котором написал, что он прощает долг. Тогда Николай Барсамов понял, что нужно действовать и пользоваться этим моментом, ведь теперь нужно было найти деньги только на транспортировку. Только благодаря тому, что Барсамов не успокаивался, постоянно напоминал о себе, был настойчивым и иногда даже навязчивым, памятник все-таки привезли в Феодосию в 1930 году.

 



На фото: на балконе стоит Анна Никитична, супруга художника- мариниста, Барсамов Николай Степанович, директор галереи и городская власть. 
Справа от монумента, писатель Александр Степанович Грин. 

Начиная с 1925 года, в Феодосийской картинной галерее регулярно устраивались выставки. На первой, помимо 16 картин И.К. Айвазовского из частных собраний, 34 акварелей и рисунков К.Ф. Богаевского, была представлена 31 акварель М.А. Волошина, а в 1926 году – 24 его работы. М.А. Волошин принимал участие в выставках картин художников Москвы, Ленинграда, Феодосии и других городов, проходивших в галерее в 1927, 1928 и 1929 годах. Н.С. Барсамов помогал ему продавать акварели, представленные на выставках, о чем свидетельствуют письма Максимилиана Александровича, по возможности сам приобретал его работы для Феодосийской галереи. С 1940 года произведения М.А. Волошина были в постоянной экспозиции галереи, вместе с работами М.П. Латри они размещались на балконе.
Н.С.Барсамов ценил М.А.Волошина как художника. К 1955 году в фондах и экспозиции галереи было уже 40 его произведений (акварели, гуаши, темперы). Часть из них были приобретены у автора (4 акварели в 1928 г. и 12 – в 1929 г.), часть были даром М.А. Волошина галерее (6 работ – в 1929 году). Максимилиан Александрович очень серьезно подходил к подбору работ для галереи. Тщательно отбирал произведения для выставок, так как прекрасно понимал их представительность и еще более ответственно относился к выбору работ переданных в фонды галереи. Произведения, полученные нами от автора, до сих пор одни из лучших в нашей коллекции. Хотя первые работы (8 произведений) попали в галерею еще в 1921 – 1923 годах из Феодосии, Шейх-Мамая от потомков И.К.Айвазовского, когда те эмигрировали заграницу. Последнее большое поступление при Н.С. Барсамове было в 1944 и 1945 годах.

 


Н. С. Барсамов. Дом Волошина

Как профессиональный художник разрабатывал концепции наилучшего экспонирования древних и средневековых памятников (были выставлены в двух залах). В частности принял решение о вводе в экспозицию средневекового зала акварельных рисунков К. Ф. Богаевского с общими видами средневековой Кафы, Солдайи и отдельных башен, на которых некогда были укреплены закладные плиты, в то время выставленные в музее.
В 1925 ФАМ был переименован в Феодосийский музей краеведения; старая коллекция вошла в него на правах археологического отдела. Барсамов принял решение не только о сборе материалов, посвященных современной истории (в частности Гражданской войны), но и экспонатов для «отдела природы», которые бы представили геологию, флору и фауну Юго-Восточного Крыма.
План предполагал комплектование коллекций, которые отражали бы развитие промышленности, производства, культуры, структуру населения и быта Феодосии и прилегающего района и должны были составить отдел «Новая Феодосия», в который первоначально предполагалось включить и галерею И. Айвазовского, дополненную работами его учеников и последователей. В 1936 после разделения картинной галереи и музея краеведения, Барсамов оставил должность директора последнего.
К началу войны, т.е. до 1941 года, благодаря активной собирательской деятельности Н. С. Барсамова (директора галереи с 1923 по 1962 гг.) коллекция, имеющая 49 экспонатов, увеличилась до 1404.

Барсамовы, потерявшие в первые дни войны сына, совершили подвиг не меньший, чем ратный. Спасая от войны шедевры Айвазовского, они везли их на восток, в Ереван. Барсамовы были бы очень удивлены такой высокой оценке, так как они считали их естественными и единственно возможными своих действий в той ситуации. Они принадлежали к поколению людей, накопивших огромный духовный опыт, живших по понятиям совести и с неизменным чувством долга перед родиной, которые верили в ее будущее. Большая заслуга в сохранении этой коллекции принадлежит Николаю Степановичу Барсамову, который, будучи директором галереи, осенью 1941 года сумел вывезти не только полотна, но и документацию, научный архив, мемориальные вещи и тем самым спас их от разграбления нацистами.В фондах госархива Севастополя хранится весьма интересный негатив фотокорреспондента М. Покатило. На этой фотографии — Николай Барсамов и его жена, старший научный сотрудник галереи Софья Александровна. Удалось установить, что снимок сделан 2 февраля 1945 года.

 


Коллекция во время войны проделала долгий путь: из Феодосии она была доставлена в Новороссийск, оттуда — в Краснодар и Ереван. Из Армении Барсамовы со своим бесценным грузом вернулись в ноябре 1944 года. Таким образом, галерея И.К. Айвазовского стала одним из немногих музейных собраний юга России, целиком спасенных в годы войны.
 


 

Обладая блестящими организаторскими способностями, Н.С. Барсамов сумел поставить экскурсионную и научно-просветительскую деятельность Феодосийской картинной галереи на столь высокий уровень, что на него до сих пор продолжают равняться крымские музеи. 
 

Зал Картинной галереи, 1960-е годы

Наряду с активной исследовательской, музейной и педагогической деятельностью, Н.С. Барсамов остается художником реалистической школы. Он пишет портреты современников, его немногочисленные пейзажи интересны в документальном плане. Автор картин: «В комнатах» (1926), «Домны Керченского завода» (1935), «Десант в Феодосии» (1942), «Враг пришел» (1943), «А. М. Горький на постройке Феодосийского порта» (1946), «Восстановление Феодосийского порта» (1947), «В мастерской художника» (1952); создал портреты художников К. Ф. Богаевского (1940) и А. В. Куприна (1945).
Но мастер отдает предпочтение сложному и своеобразному жанру натюрморта. В натюрмортах достаточно ярко проявилось влияние московской школы, тогда как в некоторых морских пейзажах, например, в «Памятнике затопленным кораблям» (1939; частное собрание), демонстрировавшемся на Большом антикварном салоне 2013 г., заметно многолетнее увлечение искусством Айвазовского. В этом убеждают общий романтический строй картины с эффектно окрашенным солнечными лучами вечерним небом, раскачивающим суда беспокойным морем, волнами, налетающими на гранитную скалу — основание одного из самых знаменитых памятников Севасто­поля. Заметим, что творческая судьба Барсамова на определённом этапе была связана с этим городом: в 1923 г. он стал одним из учредителей Севастополь­ской ассоциации художников, членом которой яв­лялся до 1931 г.

В послевоенное время Барсамов создаёт большие программные полотна, дополнившие живописную летопись киммерийского края. Свой любимый город он изображал то погружающимся в сумерки («Восход луны в Феодосии», 1948; КГ им. И. К. Айвазовского), то охваченным надвигающейся бурей («Прибой у бе­регов Феодосии» 1957; КГ им. И. К. Айвазовского), полуразрушенным и укрытым печалью снегов («Воз­вращение»,1947; КГ им. И. К. Айвазовского) или вернувшимся к жизни («Восстановление Феодо­сийского порта», 1947).

 


Восход луны у берегов Феодосии, 1948   


Николай Степанович писал то, чем жила наша страна: новостройки пятилеток, портреты героев труда и Великой Отечественной войны, родную Феодосию, израненную войной и поднимающуюся из руин.
Первая картина Н.С. Барсамова на тему войны посвящена керченско-феодосийскому десанту, над ней художник начал работать сразу же, как узнал об освобождении десантниками Феодосии. В новогодний вечер 1941 года Барсамовы, находившиеся тогда в Ереване, куда они вывезли коллекцию Феодосийской картинной галереи им. И.К. Айвазовского, вернувшись домой увидели ёлку, украшенную газетой, в которой сообщалось: «30 декабря 1941 года наши десантники вошли и освободили город Феодосию». Газета и ёлка были подарком от директора Симферопольского музея Я.П. Бирзгала, который жил в эвакуации вместе с Барсамовыми. В этот же вечер Николаем Степановичем был сделан эскиз для картины «Десант в Феодосии». Н.С.Барсамов решил показать, как под прикрытием генуэзских башен ведут наступление отряды моряков. Он прекрасно знал и топографию города, и какими злыми могут быть короткие феодосийские зимы с ревущим под тяжёлыми тучами ледяным норд-остом и прибоем потемневшего моря. Пережитое оказалось сильнее воображаемого: картина прежде всего является изображением тревожных зимних сумерек над Феодосийским заливом. Фигурки десантников малы, особенно на фоне моря и заснеженного города, но тем трагичнее кажется вся картина, тем более ощущается мужество этой маленькой группы русских смельчаков.

Значение исторического полотна приобрела картина Н. С. Барсамова «Возвращение» (1946). Перед нами Феодосия зимы 1944/45 года, суровый, печальный город. Руины домов, остатки вражеских укреплений, холодное зимнее море; снег, изменивший привычный облик города. Все это увидел сам художник, возвратившись в Феодосию после освобождения Крыма, все это — перед глазами героев его картины, женщины и девочки. Сам Н.С.Барсамов о создании этой картины писал: «Изо дня в день я наблюдал родной город. В декабре выпал снег, и в белом саване город стал ещё суровее и грустнее. Выбрав свободное время, я взял довольно большой холст и начал писать довольно широкую панораму Феодосии. В мрачном колорите картины я хотел отразить горечь первой встречи с поруганным городом. В процессе работы как-то незаметно «вошли» в пейзаж две скромные женские фигурки, усилившие художественное содержание картины и определившие её название «Возвращение».

 

Среди произведений, посвящённых Великой Отечественной войне, выделяется натюрморт 1967 года, посвященный памяти сына Барсамовых, погибшего в годы войны. Сложная композиция картины составлена из предметов военного быта. Пилотка, винтовочные патроны, письма с фронта (солдатские треугольники), полевой бинокль сочетаются, как бы вторгаясь в них, с предметами мирного времени – палитрой, кистями, красками, свитками нот и книгами. А над всем этим возвышается скульптура «Скорбящая мать», выполненная феодосийским скульптором П. И. Сытниковым. В глубине фона читаются ставшие символическими строки: «Никто не забыт, ничто не забыто».
 


Николай Барсамов написал картину в 1957 году на основе воспоминаний о Вите Коробкове, с которым был лично знаком. Картина «Витя Коробков» написана маслом на холсте (79х78 см). На ней пионер-партизан изображен улыбчивым мальчишкой, сидящим на берегу Феодосийского залива в яркий солнечный день. На заднем плане картины виднеются склоны горы Тепе-Оба. Художник изобразил Виктора во время занятия рисованием. В правой руке он держит кисть, а в левой - палитру с красками.



 

Благодаря статьям и книгам Барсамова мы узна­ём о художественной жизни Феодосии: интересных выставках, творчестве современных ему живопис­цев и мастеров прошлого. Своеобразным дополнением к этим рассказам могут служить сделанные им в разные годы графические и живописные портре­ты И. К. Айвазовского, Л. Ф. Лагорио, К. Ф. Богаев­ского. Книга о феодосийском художнике Константине Богаевском хранится в читальном зале с автографом автора - Николая Барсамова.
Изучая и популяризируя творчество И.К. Айвазовского, Барсамов стал автором путеводителей по галерее, статей и книг о выдающемся маринисте, о других художниках Крыма и о русских мастерах морского пейзажа XIX в. Его монография об И.К. Айвазовском до сих пор является самым полным исследованием жизни и творчества живописца.

Если в портретном жанре Николай Барсамов по­казал себя убеждённым сторонником реалистическо­го метода, то в натюрмортах на первый план выходит декоративное начало. В качестве примера приведём сложный натюрморт «Цветы и фрукты» (1947), где тяжёлые драпировки фона и смятой скатерти, сте­клянные и фарфоровые вазы с роскошным букетом и щедрое нагромождение фруктов вызывают в памя­ти машковские постановки с антикварными предме­тами. Или композицию «Фрукты» (1965), звучащую как гимн плодородию. Художник увлечён передачей декоративных цветовых сочетаний, сопоставлением форм плодов. Именно интерес к предмету — его массе, фактуре, окраске — сделал натюрморт ведущим жан­ром в творчестве Барсамова.

 

Барсамов Н. С. Персики и виноград, 1944 

В начале 30-х гг. он открыл при галерее художественную студию, в которой воспитал плеяду талантливых мастеров, в их числе были В. Шепель, А. Лейн, С. Мамчич, В. Соколов, П. Столяренко, Н. Шорин. Идея занятий с учениками была возрождена в послевоенное время в 1952 г., когда в подсобных помещениях галереи была открыта детская художественная школа и студия. Ныне эта школа носит имя И.К. Айвазовского.
 



Дача художника Н.С.Барсамова. В этом доме снимали "Фантазии Фарятьева" с Андреем Мироновым и "Укрощение огня" про С. Королева
 

Николай Степанович Барсамов очень любил свой город. В 1933 году издается книга Барсамова "Феодосия и ближайшие окрестности. Феодосия" всего в 54 странички. В 1953 году в Симферополе в издательстве "Крымиздат" вышло первое издание книги Барсамова "Феодосия: Краеведческий очерк". У нас в библиотеке хранится второе издание этой книги, 1957 год издания.
В этой книге читатель найдет не только исторический очерк о прошлом Феодосии и личностях, но и ее туристические маршруты, сведения о мемориальных досках, которые были установлены на зданиях к 1957 году, перечень памятников - тоже по состоянию на тот период.

В 1962 году Н.С. Барсамов ушел на пенсию, хотя оставался консультантом картинной галереи им. И.К. Айвазовского до самой смерти в 1976. В галерее продолжалась работа, начатая Николаем Степановичем, по сбору произведений художников, творчески связанных с И.К. Айвазовским. 
За свою жизнь он встречался со многими замечательными людьми: Грином, Латри, Богаевским, Волошиным, Арцеуловым и другими. Слушать его воспоминания было истинным наслаждением. Особо хочется отметить его дружбу с Константином Константиновичем Арцеуловым – внуком Айвазовского. Последняя их встреча была в 1973 году, когда Константин Константинович приезжал в Феодосию в связи с 50-летием советского планеризма, одним из основоположников которого он являлся.

Николай Степанович обладал исключительным трудолюбием. Даже в дни нездоровья его заставали либо за письменным столом, либо за мольбертом. Не смотря на то, что Барсамовы жили очень скромно и испытывали материальные затруднения, картины свои он не продавал, а гонорары за опубликованные книги передавал в Советский фонд мира. 

 


В 1960–1970‑е гг., когда Николай Степа­нович, оставивший пост директора галереи, смог сосредоточиться на живописи, была создана основ­ная масса его работ. Картины тех лет, как правило, невелики по размерам и довольно лаконичны. Чаще всего предметы изображены на фоне стены — на сто­ле, где на небрежно брошенной салфетке расставлены фрукты, кувшин, рюмка или тарелка. В таких вещах автор выступил последователем своего учителя-«бубнововалетца», способного даже в самой обычной вещи увидеть «характер». Сезаннизм, воспринятый сквозь призму искусства Машкова, нашёл выражение в особой материальности предметов, порой более по­хожих на муляж, хотя доподлинно известно, что Бар­самов использовал для постановок исключительно свежие фрукты — даже если их приходилось добывать зимой. Предметы в его натюрмортах подчёркнуто осязаемы, но не иллюзорно, а фактурно, благодаря живописи — плотной, непрозрачной, иногда пастоз­ной, сплавляющей изображённые вещи с остальной поверхностью холста в единое целое. Это ясно видно в «Пионах» (1961), где ткань полотна-фона так же тонально «вибрирует», как и трепещущие лепест­ки цветов. Натюрморты Барсамова «незыблемы», наделены классическими свойствами «картинно­сти», мастерски построены композиционно. При­сущая некоторым из них колористическая яркость во многом объясняется влиянием искусства М. С. Сарьяна, с которым художник познакомил­ся в эвакуации.

 


После смерти Николая Степановича согласно его воле около 300 по­лотен было передано в Национальную картинную галерею им. И. К. Айвазовского. Сегодня в Феодосийской Картинной галерее хранится 365 произведений художника. Могила Н. и С. Барсамовых находится на Старом Феодосийском кладбище, где установлен памятник на месте разрушенного ранее надгробья.

Деятельность Н.С. Барсамова, взятая во всем ее многообразии, определяла векторы развития художественных процессов Феодосии на протяжении восьми десятилетий XX в., влияние этого удивительного человека опосредованно сказывается в культурной жизни города и ныне.

К сожалению, пока нет полной книги с биографией и работами этого незаурядного человека, художника, гражданина Феодосии. Наиболее полные сведения о Барсамове можно узнать из книги Сотрудники Феодосийского музея древностей - деятели науки и культуры : Биобиблиографический словарь / Феодосийский музей древностей. - Киев : Болеро, 2011. - С. 65-72. : ил. (в фонде Центральной детской библиотеки). Кроме биогафии, здесь приводится подробная библиография трудов Н. С. Барсамова, библиография источников о жизни, архивные материалы, каталоги выставок.


Информационно-библиографический указатель "Николай Барсамов. Портрет на фоне Феодосии"


В фондах ЦГБ им. А. Грина вы можете прочесть:

Автор - Н. С. Барсамов

1. Барсамов Н.С. Наша жизнь будет краше, радостнее : статья о достижениях СССР к Дню Сталинской Конституции // Победа. - 1945. - 5 дек. - С. 3

2. Барсамов Н.С. 45 лет в галерее Айвазовского : мемуары / Н. С. Барсамов. - Симферополь : Крым, 1971. - 256 с. : ил.

3. Барсамов Н. Иван Константинович Айвазовский / под общ. Ред. Н. Г. Машковцева. - Симферополь : Крымиздат, 1953. - 268 с.; ил.

4. Барсамов Н. С. И. К. Айвазовский. О мастерстве художника. - М. : Искусство, 1967. - 111 с.; ил.

5. Барсамов Н. С. Айвазовский в Крыму : очерки об И. К. Айвазовском и художниках Л. Ф. Лагорио, А. И. Фесслере, К. Ф. Богаевском, М. А. Волошине, М. П. Латри / Н. С. Барс54 с.; ил.амов ; ред. А. И. Полканов ; портреты художников исполнены Н. С. Барсамовым. - Симферополь : Крым, 1970. - 96[24] л. ил. с.

6. Барсамов Н. С. Богаевский. - М. : Искусство, 1961. -

7. Барсамов Н. С. Море в русской живописи. - Симферополь : Крымиздат, 1959. - 236 с.; ил.

8. Барсамов Н. С. Феодосия. Историко-краеведческий очерк. - Симферополь : Крымиздат, 1967. - 195 с.; ил.

9. Михаил Латри : каталог / Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского ; сост., авт. предисл. Н. С. Барсамов ; ред. А. И. Полканов. - Симферополь : Крым, 1964. - 60 с. : ил.

10. Путеводитель по Феодосийской картинной галерее им. И.К. Айвазовского / сост.: С. Барсамова, Н. Барсамов. - Киев : Держ. вид-во оброзотворчого мистецтва і муз. літ-ри, 1959. - 152 с. : ил.
 

О Николае Степановиче Барсамове

1. Николай Степанович Барсамов. К 80-летию со дня рождения Н. С. Барсамова / отв. исполн. С. С. Полун ; ред. А. Ю. Шполянская. - [Б. м.] : Крымское областное управление по печати, 1972. - 12 с. : ил.

2. Николай Степанович Барсамов. Выставка натюрмортов 50-70-х годов : каталог. - Симферополь : Управление культуры Крымоблисполкома. Крымская организация художников УССР. Симферопольский художественный музей, 1973. - : ил.

3. Николай Степанович Барсамов : каталог / Феодосийская картинная галерея им. И. К. Айвазовского ; авт. предисл. А. Н. Савинов. - Симферополь : Крым, 1968. - 72 с. : ил.


Статьи о художнике в сборниках и периодических изданиях

1. Арустамова, Т. Воспоминая Барсамова // Победа. - 2006.- 12 апр. - С. 5.

2. Астахова, В. Встреча с А.С.Грином : из литературного наследия С.А.Барсамовой // Победа. - 1972. - 17 февраля. - С. 3.

3. Астахова В. Реликвии разоренной мастерской : В доме Богаевского они сохранились чудом... // Феодосийский альбом. - 2008. - 11 апр. - Тетрадь 210; С. 1040

4. Бурд Г. Хранитель галереи Айвазовского // Победа. – 1968. – 12 сент.

5. Виноградов К. Николай Барсамов - спаситель бесценных полотен Айвазовского. Помним ли мы? // Победа. - 2011. - 11 янв. - С. 4-5 : фото

6. Гайдук Т. Художник, искусствовед, писатель : [Н. С. Барсамов] // Победа. – 1982. – 1 дек. - С.4

7. Костюк Е. В. Барсамов Николай Степанович //Е. В. Костюк. Слава и гордость орденоносной Феодосии : научно-популярная литература / Е. В. Костюк. - Харьков, 2010. - С. 22-26.

8. Огурцова Е. Румяные плоды, вино и розы : С.Барсамов // Победа. - 2008. - 15 нояб. - С. 3

9. Огурцова Е. "Янтарь и яхонт винограда..." : выставка, посвященная Н.Барсамову // Победа. - 2011. - 22 нояб. - С. 6

10. Огурцова Е. Румяные плоды, вино и розы : [С.Барсамов] // Победа. - 2008. - 15 нояб. - С. 3

11. Стефанова С. 50 лет в галерее Айвазовского [Н. С. Барсамов] // Победа. – 1973. – С. 3

12. Трубнякова Т. О хранителе сокровищ и традиций : [К 100-летию со дня рождения Н. С. Барсамова] // Победа. – 1992. - 4 нояб. – С.3

13. Ферафонтова Л. Барсамов - исследователь творчества Айвазовского // Победа. - 2007. - 17 нояб. - С. 4

14. Шацкая , Екатерина. Жизнь, отданная искусству // Город двадцати пяти веков : литературно-художественный и историко-краеведческий сборник о Феодосии. - Симферополь : Крым, 1971. - С. 232-235.

 

Категория: Люди искусства | Добавил: Epicfails (08.11.2017)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]