Главная » Статьи » Люди искусства

Феодосия Марины Цветаевой

Феодосия Марины Цветаевой


1911 год,5 мая - 8 июля
Крым начала ХХ века - место притяжения русской интеллигенции. Крым питал творческой энергией Серебряный век: Гумилева, Цветаеву и Мандельштама. Семья Цветаевых посещает полуостров с 1905 г.: Ялта, где мать лечилась от туберкулеза, Севастополь, Гурзуф, и, наконец - Коктебель. Сюда девятнадцатилетняя Марина приехала к Максимилиану Волошину.
"5 мая [1911] вечером приезжает в Коктебель к Максимилиану Александровичу Волошину: «…после целого дня певучей арбы по дебрям восточного Крыма я впервые ступила на Коктебельскую землю, перед самым Максиным домом, из которого уже огромными прыжками, по белой внешней лестнице, несся мне навстречу – совершенно новый, неузнаваемый Макс».

М. Цветаева «Живое о живом»
 

В Коктебеле Марина познакомилась с Верой, Елизаветой, и Сергеем Эфронами, с которыми у поэтессы сложились близкие отношения. Менее чем через год (27 января 1912 года Марина Цветаева и Сергей Эфрон обвенчались в Москве).



Летом 1911 года Марина и Анастасия Цветаевы вместе с Волошиным ездили в Старый Крым и Феодосию, покорившую их восточной экзотикой, толпами приезжих на набережной, иностранными кораблями в порту. Из книги А. Цветаевой «Воспоминания»:

«Когда мы увидели феодосийские улицы, Итальянскую (главную) улицу с арками по бокам, за которыми лавочки с восточными товарами, бусами, сладостями, когда сверкнул атлас, рекой разливающийся по прилавку, и его пересек солнечный луч, золотой воздушной чадрой протянулся под арку – и когда из-под арки вышли два мусульманина, унося плохо завернутый шелк, и брызнула нам в глаза синева с плывущими розами, - бороды черней ночи показались нам со страницы Шехерезады, ветер с моря полетел на нас – из Стамбула! И мы поняли, что Феодосия – волшебный город и что мы полюбили его навсегда».



В Феодосии Марина и Анастасия Цветаевы посетили картинную галерею И. К. Айвазовского, побывали у друзей – П. Н. Лампси и К. Ф. Богаевского, встретились с Л. Квятковским, Е. Н. Потапенко и Н. А. Айвазовской. 

 

Свою благодарность Волошину за «счастливый год моей жизни» Марина Ивановна Цветаева выразит в письмах Максимилиану Александровичу: «Это лето было лучшее из всех моих взрослых лет, и им я обязана тебе».
8 июля 1911 г. Марина Цветаева покидает Крым.

 


1913, 17 октября - 1914, 6 июля 


В 1913 году Марина и Анастасия впервые решают провести в Феодосии всю зиму, но в итоге, задерживаются здесь гораздо дольше – до июня 1914 года. 

17 октября 1913 года Цветаева с дочерью поселилась в Феодосии в доме друзей Волошина Редлихов, и  у Марины начался совершенно новый этап – феодосийский.


"Так сложилось, что и на зиму Марина и Сергей с маленькой Алей остались в Крыму, переехав из Коктебеля в Феодосию. Врачи рекомендовали это Эфрону для укрепления его легких, а кроме того, молодой отец семейства надеялся здесь завершить наконец свою затянувшуюся гимназическую биографию — сдать экстерном все необходимые экзамены.
Маленький старинный городок на берегу моря был по-домашнему уютен. Уютен и экзотичен. Развалины старого генуэзского замка, иностранные корабли в порту, лавочки с восточными товарами, мусульмане, бродящие по городу в пестрых халатах и чалмах. Запах дрока, море, синее небо… И молодость, счастливая Маринина молодость, последний ее безоблачный год!
Дом друзей Волошина Редлихов, где поселилась молодая семья, стоит на холме, высоко над морем. Он вытянулся вдоль Аннинской улицы. Комнаты здесь с низкими потолками, вокруг дома небольшой сад. Благоухающие розы катят прямо в широко раскрытые двери комнат волны теплого сладкого аромата. С холма видно поблескивающее на солнце море".

Ирма Кудрова. Путь комет. Молодая Цветаева. Отрывок из книги. Глава 10. Феодосия



 

Феодосия тепло приняла сестёр. М. Волошин ввёл Цветаевых в дома своих знакомых. Они бывали у Нины Айвазовской (Н.А. Айвазовская — племянница А.Н. Айвазовской, жены художника, удочеренная ею), М. П. Латри, П. Н. Лампси, К. Ф. Богаевского, Н. И. Хрустачева, А. М. Петровой и многих других феодосийцев.

"На окраине Феодосии стоит дом Нины Александровны Айвазовской. Гостеприимнейшая хозяйка, она живет на широкую ногу и купается в этой беспечной, позолоченной солнцем жизни, как Феодосия — в закатных лучах. У рояля палисандрового дерева — полная женщина лет сорока, русоволосая; большие голубые глаза ее полуприкрыты веками, она поет старинный романс. У нее приятный, поставленный голос.
Звонок. Только что хозяйка впустила Макса и меня, как она вновь появляется на пороге передней, встречая новых гостей: Марину и Сережу Эфрон. На Марине светло-синее атласное платье с маленькими алыми розами, шитое по моде прошлого века, — лиф в талию и длинные пышные сборы. ‘Ее светлые, только что вымытые, наспех просушенные волосы отрезаны у конца ушей и сзади прямой чертой, лежат на лбу густым блеском, над бровями — ее обычная теперь прическа пажа.
Как она хороша! Ее чуть розовое лицо с. правильными чертами, зелеными близорукими глазами высоко поднято от застенчивости, губы полуулыбкой отвечают на приветствия, она проходит по гостиной".
Анастасия Цветаева. Воспоминания


"Волошин ввел Цветаевых в знакомые дома — а знакома ему была, что называется, «вся Феодосия»: здесь он вырос. И очень скоро у сестер и Сергея появляется масса новых друзей. Вместе и порознь они бывают на окраине Феодосии у родственницы Айвазовского, напоминавшей Асе императрицу Елизавету. Гостеприимная хозяйка, она охотно собирает «людей искусства» и устраивает приемы, что называется, на широкую ногу. В правом крыле того же дома живет внук Айвазовского, добрейший Петр Николаевич Лампси — и у него они бывают, и у художника Богаевского на улице Дуранте, где встречается весь цвет Крыма и обеих столиц, и в скромном доме давней приятельницы Макса, строгой и категоричной Александры Михайловны Петровой".

Ирма Кудрова. Путь комет. Молодая Цветаева. Отрывок из книги. Глава 10. Феодосия


В первые месяцы жизни в Феодосии, осенью и зимой 1913 года, Цветаева читала свои стихи на нескольких литературных вечерах: в обществе приказчиков Феодосии, в Еврейском обществе пособия бедным, в Азово-Донском банке.

 

Остались яркие и эмоциональные зарисовки в дневнике Цветаевой и отзыв в одной из Феодосийских газет на выступление Марины и Анастасии 15 декабря 1913 года: «Снова выступали очаровательные сестры Цветаевы…Еще раз обвеяли нас солнечной лаской…Еще раз согрели одинокие одичавшие души!».


«...нас знают решительно все: приказчики, прохожие, уличные мальчишки! Когда мы с Асей идём по Итальянской, за спиной сплошь да рядом такие фразы: – “Цветаевы!” – “Поэтессы идут!” – “Дочери царя!” (из “Декабрьской сказки”' – любимых стихов публики). Раз шесть или семь по крайней мере мы слышали этих “дочерей царя ” от уличных мальчишек и продавцов газет. А приказчики провожают нас возгласами вроде; “погиб поэт во цвете лет ”; впрочем, в магазинах они очень вежливы и предупредительны».

Похоже, что в городке в эту последнюю мирную зиму русской жизни царят доброжелательность и сердечность…
Марина буквально купается в материнских чувствах. Ее записная книжка щедро фиксирует первые слова и первые фразы маленькой Али; мать в восторге от ее способностей — и от ее красоты.

 


Але, 13 ноября 1913

"Сейчас около 12-ти часов ночи. Сегодня я начала стихи Але, начинающиеся так:

Ах, несмотря на гаданья друзей. 
Будущее — непроглядно.
В платьице — твой вероломный Тезей,
Маленькая Ариадна. 

Аля! — Маленькая тень
На огромном горизонте.

Пока написано 36 строчек,— это будет длинное стихотворение. Только что кончила писать. Сейчас буду есть миндаль и что-нибудь читать в постели. Интересно — что скажет Аля об этих стихах, когда ей будет пятнадцать лет?"

М. Цветаева. Феодосия, 13-го ноября 1913 г., среда:

 



«Уж сколько их упало в эту бездну…» , 8 декабря 1913

Из Ялты, накануне отъезда в Феодосию, Марина писала в Москву: «Насчет Феодосии мы решили как-то сразу, не сговариваясь. Сереже хочется спокойствия и отсутствия соблазнов для экзаменов». Сергей Эфрон, муж Марины, остался еще на несколько дней в Ялте, в санатории. Но занятия приходится прервать: у Сергея аппендицит. Марина – рядом с мужем.

М. Цветаева, Феодосия, 11-го декабря 1913 г., четверг. М.С. Фельдштейну (друг семьи Эфронов, правовед):

 


«Милый Михаил Соломонович, Сереже лучше, — вчера ему дали пить. Около трех суток он ничего не пил и говорил только о воде. Ужасно было сидеть с ним рядом и слушать, а потом идти домой и пить чай. Подробности операции пишу Лиле. Вы меня очень тронули телеграммой. Приходится вспомнить слова Гёте: «Как же мал мир! И как надо людям любить друг друга, немногим, кого объединяет любовь».

Вот мои последние стихи:

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли...»

Поэтесса не верит в жизнь после смерти в библейском понимании, однако рассчитывает, что сумеет оставить яркий след на земле, иначе само ее существование лишается всякого смысла.
Реквием (Монолог) «Уж сколько их упало в эту бездну…» впервые исполнила Алла Пугачева в 1988 году. Музыку написал композитор Марк Минков.



 

"Быть нежной, бешеной и шумной..." ("Век юный"),
Сочельник 1913, Феодосия (24 декабря)

"Сегодня год назад у нас в Екатерининском была ёлка. Был папа,— его последняя ёлка! Алю приносили сверху в розовом атласном конверте,— еще моем, подаренном мне дедушкой. Еще Аля испугалась лестницы.— Сейчас я одна. Сережа в Москве, Скоро, наверное, будут открывать наши ящики с подарками. Он, конечно, думает обо мне".
"...Какая-то Аля будет через год? Непременно запишу в Сочельник. Сегодня я кончила стихи «Век юный».

М. Цветаева


 

Генералам двенадцатого года (Сергею) , в ночь с 26 на 27 декабря 1913

«Сегодня утром я написала стихи героям 1812 г. и главным образом Тучкову IV,— прекрасному, как Сережа».

Феодосия, 26-го декабря 1913г., четверг.

Это стихотворение, по праву, признается вершиной русской военной лирики Серебряного века. В тревожной предвоенной атмосфере, которая все явственнее ощущалась с первых же дней нового, 1914 года, стихотворение Цветаевой выразило и восхищение российских женщин своими мужьями, отцами и сыновьями, которым предстояло пойти на фронт, и страх перед неизбежностью потерь и ухода близких и таких замечательных людей в небытие.
В советские годы стихотворение Цветаевой старались не тиражировать, замещая его советской военной лирикой. Новую жизнь и всенародную популярность эти строки обрели после выхода на телеэкраны 1 января 1981 года фильма Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово», в котором звучит романс Андрея Петрова на эти стихи Марины Цветаевой (в романсе звучат несколько четверостиший).

30 декабря 1913 года сестры Цветаевы выступали на «великосветском балу», организованном Феодосийским обществом спасения на водах. Звучали стихотворения: «Генералам двенадцатого года», «Аля».

"...30-го мы выступаем с Асей на «великосветском балу» в пользу спасения погибающих на водах. Да! Але это будет интересно. Когда я на втором нашем выступлении сказала перед чтением: «Аля! Маленькая тень» - Посвящается моей дочери», вся зала ахнула, и кто-то восторженно крикнул: «Браво!». Мне на вид не больше 18-ти лет, даже меньше. Я никогда еще не была так хороша, уверена и счастлива этим, как эту зиму».

М. Цветаева

 


«Над Феодосией угас...», 14 февраля 1914

«У нас весна, — вчера ходили без пальто. Чудный теплый ветер, ослепительное море, ослепительные стены домов».

Феодосия, 9-го февраля 1914 г.

"Во всём моём существе какое-то ликование... Сейчас, так радостно, такое солнце, такой холодный ветер, я бежала по широкой дороге, мимо тоненьких акаций... Я чувствовала себя такой лёгкой, такой свободной... Сейчас закат, ещё различаю, что пишу".

Сестра Анастасия писала:

«Лиловость неба, генуэзские развалины, мыс моря у волнореза, маяк – все сейчас вправо и вниз за маленькими окнами квартирки Петра Николаевича Лампси (знакомый Макса, внук художника Айвазовского), где мы отдыхаем».

25 февраля 1914 года сестры Цветаевы и Максимилиан Волошин гуляли по Караимской слободке, поднимались к Музею древностей на вершине горы Митридат. «Караимская слободка – совершеннейшая Италия. Узкие крутые улички, полуразрушенные дома из грубого пористого камня, арки…Ася снимала. Мы дошли до Митридата, - белого здания с колоннами – в греческом стиле. У входа в помещающийся в нем Музей древностей – два старинных огромных кудрявых итальянских льва…» Волошин, Марина и Анастасия расписались в «Книге для занесения подписей господ посетителей Феодосийского музея древностей». 
 


26 февраля Волошин, Анастасия и Марина ходили по Карантину. Генуэзские стены средневековой крепости, несколько церквей на Карантинной площади, низкие дома с красной черепицей на крышах, фиалки под самыми окнами… Все живо и сейчас, все так же волнует, как прочти сто лет назад.

 


 

С.Э. («Я с вызовом ношу его кольцо…»), 14 февраля 1914

Символично, что стихотворение Марина Цветаева написала своему любимому в День влюбленных - 14 февраля.

Стихотворение написано в счастливые безоблачные дни. Анастасия, сестра Марины Цветаевой, написала в своих «Воспоминаниях»: «Марина была счастлива с ее удивительным мужем, с ее изумительной маленькой дочкой – в те предвоенные годы…». Талан Марины уже тогда предсказал трагическую судьбу любимого.
Рожденный в семье народовольцев, С. Эфрон сражался против революционных сил в Добровольческой армии на Дону, затем эмиграция, с 1931 г. сотрудник Иностранного отдела ОГПУ в Париже. После возвращения в Союз Эфрона арестовали 10 ноября 1939 года. Он был осужден Военной Коллегией Верховного Суда СССР 6 августа 1941 года по ст. 58-1-а УК, приговорён к высшей мере наказания. Был расстрелян в августе 1941 года.

 

 


 

Феодосия, 11 мая 1914 «Как чудно в Феодосии! Сколько солнца и зелени! Сколько праздника! Золотой дождь акаций осыпается. Везде, на улицах и в садах, цветут белые. Запах fleur d'orange'a! – запах Сицилии! Каждая улица – большая, теплая, душистая волна. Сам цветок белой акации – точно восковой. И это - как у fleur d'orange'a. Сережа обожает феодосийские акации и не любит пирамидальных тополей… И он прав: в низких пышных акациях что-то совсем сливающееся с белыми стенами домов, крытых черепицей, - со всем духом Феодосии».




Поэма "Чародей", 1914, 15 мая

 «Чародей» пишется с 15 февраля, дата окончательного текста – 4 мая 1914 года. Скорей всего (сама Марина никогда этого не упоминала) толчком к написанию поэмы послужил выход в начале 1914 года книги Льва Эллиса «Арго», в которой многие произведения сопровождаются посвящениями, в том числе Марине и Асе Цветаевым. Найти своё имя рядом с В. Нилендером, а особенно – рядом с А. Блоком! Марина не могла не ответить благодарностью! 
к читателю она пришла всего лишь 20-30 лет назад.
Поэма невелика по объёму. Удачно выбран сюжет, замкнут одним днём. Сюжет прост: к сёстрам-подросткам пришёл интересный гость; они пили чай, гуляли на бульваре; потом вернулись домой, играли на рояле, танцевали, мистифицировали. Поэма пишется в период, когда автор окружён мистификациями, неудивительно, что и сам сюжет мистифицирован. «Чародей» - прощальный поэтический привет трогательному миру детства и юности Марины 

6 июля Марина Цветаева, Сергей Эфрон и маленькая Аля уезжают в Москву.


 

1917, начало октября - 1917 25 ноября


Ночь - Норд-Ост…, 3 декабря 1917

9 августа 1917 г. М. Цветаева пишет М. Волошину в Коктебель:
"Сереже очень хочется в Феодосию, он говорит, что там есть тяжелая артиллерия. Милый Макс, если можно — не откладывай, я в постоянном страхе за Сережину судьбу. — И во всяком случае тяжелая артиллерия где бы то ни было лучше пехоты... В Москве безумно трудно жить, как я бы хотела перебраться в Феодосию!".
В начале октября 1917 Цветаева приехала в Феодосию, но 25 ноября вновь уехала в Москву за детьми, с которыми должна была тотчас же вернуться в Коктебель. Осуществить это уже не удалось.
В октябре 1917 Марина Цветаева в Феодосии. Она успевает повидаться с Осипом Мандельштамом, уехавшим в Петроград 11 октября. Из феодосийцев общалась, помимо старых своих знакомых, с начальником торгового порта, учредителем литературно-артистического общества «Киммерика» А. А. Новинским, с начинающей актрисой Фаиной Раневской, врачом и поэтом К. А. Белиловским.
Цветаева становится свидетельницей того, как революционные солдаты громили винные склады: «Это была уже не просто безликая и молчаливая масса, а потерявшая человеческий облик буйная и безудержная толпа, для которой свобода свелась к возможности бесчинствовать…».
Митинговали матросы Черноморского флота, солдаты преображенского полка, революционеры всех мастей, студенты, люмпены и прочие деклассированные, анархические и буйные элементы", - пишет В.Н.Гуркович в статье "Уникальная архивная находка документов о судьбе сокрушенного в 1917 году памятника Александру III в Феодосии" // Историческое наследие Крыма. Памятники Крыма: Спецвыпуск. Сводный том по материалам журнала "Историческое наследие Крыма № 1-21. / Респ. комитет по охране культурного наследия АРК, Крым. отд. Ин-та востоковедения им. А.Е.Крымского. - Симферополь : АнтиквА, 2008.

"23 июня, в пятницу, газета "Южные ведомости" дает информацию: "Удаление памятника. В среду вечером у памятника Александру III снова собралась громадная толпа матросов и преображенцев и потребовала снять памятник. Их с трудом удалось уговорить подождать до утра. В четверг утром Совет рабочих и солдатских депутатов установил блоки и начал делать подготовительные работы. Но матросы и солдаты, не дождавшиеся конца подготовительных работ, сами взялись за работу и сняли фигуру".

Хаос того времени Марина Цветаева отразила в стихотворении "Феодосия, последние дни Октября. NB! Птицы были — пьяные"

"Ночь. — Норд-Ост. — Рев солдат. — Рев волн.
Разгромили винный склад. — Вдоль стен
По канавам — драгоценный поток,
И кровавая в нем пляшет луна.
Ошалелые столбы тополей.
Ошалелое — в ночи́ — пенье птиц.
Царский памятник вчерашний — пуст,
И над памятником царским — ночь.
Гавань пьет, казармы пьют. Мир — наш!
Наше в княжеских подвалах вино!.."



 

Библиография
Цветаева М. Живое о живом (Волошин). - СПб : Сердце, 1993. - 74 с.
1. Жарикова М. "Я обращаюсь с требованием веры и с просьбой о любви" : Марина Цветаева / М. Жарикова // Победа. - 2011. - 30 авг. - С. 5 ; Крымские известия. - 2011. - 31 авг. - С. 6.
2. Кудрова, Ирма Викторовна. Путь комет : жизнь Марины Цветаевой / И.В.Кудрова. - СПб. : Вита Нова, 2002. - 768 c. : фото.
3. Марина Цветаева о Феодосии : стихи // Феодосия, мой древний град. Избранные страницы "Феодосийского альбома". Очерки. Воспоминания. Поэзия. - 1997. - С. 82-83 : фот.
4. Марина Цветаева в воспоминаниях современников. Мгновений след : мемуары / Изд. подгот. Л. А. Мнухин. - Москва : Вагриус, 2006. - 496 с. : ил.
5. Норченко В. Феодосия ее юности : М.Цветаева / В. Норченко // Победа. - 2008. - 31 мая. - С. 4
Печаткина, Галина. "Мне имя - Марина" : [Сестры Цветаевы в Феодосии] / Г. Печаткина // Лики Тавриды. Очерки. Воспоминания. Эссе. - 2003. - С. 58-71 : фот.
7. Саакянц, А. А. Марина Цветаева : страницы жизни и творчества (1910-1922) / А. А. Саакянц. - М. : Советский писатель, 1986. - 351 с. : фото
8. Федоренко, Марина Николаевна. Путеводитель по Цветаевским местам Феодосии : очерк-путеводитель / М. Н. Федоренко, О. В. Гришиненко ; ред. З. А. Тихонова ; М-во культуры РК; ГБУ РК "Ист.-культур., мемор. музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина", музей Марины и Анастасии Цветаевых. - Феодосия : Арт Лайф, 2016. - 36 с. : ил. - Библиогр.: с. 31.
9. Публикации Марины Цветаевой. Электронная текстология 

Материал подготовила Т. Гурьева, главный библиограф ЦГБ им. А. Грина

Категория: Люди искусства | Добавил: Epicfails (28.09.2019)
Просмотров: 222 | Рейтинг: 0.0/0