Главная » Статьи » Прошлое Феодосии

Театральная история Феодосии на рубеже ХIХ и ХХ веков

Театральная история Феодосии на рубеже ХIХ и ХХ веков

Два великих события в театральной жизни России знаменуют собой конец ХІХ века - рождение драматургии Антона Павловича Чехова и создание Художественного театра. 

Антон Павлович трижды гостил в нашем городе у популярного петербургского издателя А.С. Суворина на его даче в 1888,1894 и 1896 годах.
Приехал Чехов в Феодосию с намерением поработать, но шумная южная жизнь, прогулки, поездки — все это не давало возможности сосредоточиться:
«Мечтал я написать в Крыму пьесу и 2—3 рассказа, — пишет в письме Чехов, — но оказалось, что под южным небом гораздо легче взлететь живым на небо, чем написать хоть одну строку... Жизнь сытая, полная, как чаша, затягивающая..." 

 


Феодосия - провинция на краю огромной империи - находилась в запустении и оставалась незначительным городком до конца XIX века. И только после того, как была проложена железнодорожная ветка и в 1899 году завершено строительство нового морского порта, началось промышленное развитие и рост Феодосии.
Феодосия в начале XX века представляла собой красивый, благоустроенный и оживленный город. Средневековые памятники архитектуры, аркады старых домов, улицы, замощенные гранитом, фонтаны, обилие небольших кофеен и магазинов, морские павильоны придавали ему очарование южного приморского города. "...сказка из Гауфа, кусочек Константинополя", - так назвала Анастасия Цветаева Феодосию.
Красивейшей улицей города была Итальянская.

 


Из донесений полицмейстера подполковника Полишова Одесскому генерал-губернатору о театральном деле в Таврической губернии от 17 декабря 1881 года:
     "Постоянного здания театра в г. Феодосии не имеется; организованной труппы в г. Феодосии не имеется".
Однако в период летнего сезона в городе выступали две "странствующие" труппы: русская под управлением Любимова-Дыркача и еврейская под управлением Крика. 
Театральные пристрастия в Феодосии в конце XIX века носили несколько своеобразный характер и объяснялось разноплеменностью населения. Каждый класс признавал только известный вид развлечений, а все вместе не могли поддержать ни одну более или менее приличную антрепризу, театральное предприятие или даже отдельного гастролера, пользовавшегося заслуженной известностью в России. Артисты не любили Феодосии, антрепренеры лопались.

Недостаток профессиональных зрелищ до какой-то степени восполнялся любительскими спектаклями в залах мужской и женской гимназии, устраиваемыми с благотворительными целями. Чаще всего сборы поступали в пользу необеспеченных учеников. Это были сироты или дети недостойных родителей. Гуманные цели подобных мероприятий уменьшали требовательность к качеству спектакля. Для самих участников это было развлечение, в тоже время удовлетворение от сознания выполненного долга. В репертуаре таких спектаклей были легкие водевили или легкие пьесы, после которых проводились танцы...
 

 


В пору учебы в мужской гимназии в Феодосии Максимилиана Волошина уже и девушки узнают на улице, причем не только как поэта, но и как актера гимназического театра. По воспоминаниям современников, он настолько вжился в роль городничего в пьесе Гоголя "Ревизор", что не только сорвал овации зала, но и получил личную благодарность от присутствующего на спектакле полицмейстера.
 


Из воспоминаний А. В. Ермолинского "Заметки старого феодосийца":
    "Постоянных трупп там почти никогда не было. Приезжие гастрольные коллективы далеко не всегда хорошо посещались. Контингент любителей театра был всегда весьма ограничен. Его хватало лишь на одну постановку. Чтобы в городе продержаться подольше, артистам надо было иметь большой репертуар, ежедневно менять программу. 
        Как-то, до революции, нас навестили два оперных коллектива. Первый ставил “Евгений Онегин”, “Фауст” и “Демон” в концертном исполнении, без декораций, костюмов, хора, балета. Артисты просто выходили на сцену, убранную в сукна и пели , что им полагалось. Второй коллектив ставил оперетты полностью, но только под аккомпанемент трио".


Что же касается выступлений гастрольных коллективов, то они выступали в зале Дворянского собрания, построенного в нескольких десятках метров западнее Генуэзской башни в 1894 году по проекту И.К. Айвазовского. На первом этаже находились типография И.Н.Косенко, магазины, ресторан, а на верхнем этаже - городская Дума, Дворянское собрание и большой концертный зал, рассчитанный на 1500 мест.

Иван Михайлович Саркизов-Серазини "Воспоминания о Феодосии":
    "Всей Феодосии была хорошо известна сутуловатая фигура режиссера Козлова. Я удивляюсь, как этот человек не уставал бороться с равнодушным отношением феодосийцев к театральным постановкам. Ассимилировавшись в Феодосии, Козлов ставил спектакли на сцене концертного зала ратуши, сколачивал любительские труппы, собственными руками писал декорации и, взывая к чувствам неблагодарных зрителей, упорно работал над пробуждением интереса к театру. В зале ратуши пели, играли и выступали различные гастролеры".

 


Фасад городской Думы выходил на Генуэзскую улицу и небольшую площадь напротив казенной женской гимназии, на месте которой в 60-х годах возвели кинотеатр «Крым».
 


Иногда приезжали коллективы оперетты, они больше привлекали легкомысленную публику. Симферопольская оперетта имела в своем репертуаре “Гейшу”, “Жрицу огня”, “Тайны гарема”, “Веселую вдову”.
 


Из воспоминаний А. В. Ермолинского "Заметки старого феодосийца":
"Позднее в 90-х годах оперетта при участии ведущих артистов Биндера и Красовской, привезли только что увидевшую свет, Кальмановскую “Сильву”.

 

Макс Биндер - справа

Макс Биндер родился в Венгрии. Первая мировая война забросила его в Россию, где он и остался на всю жизнь. Был первоклассным актером на амплуа простаков. Хороший голос (лирический тенор) позволял ему петь даже некоторые партии героев. Хорошо танцевал (в юности был балетным танцовщиком), мастерски владел диалогом.
Оперетта произвела фурор, многие ходили на нее несколько раз, в городе только и говорили о “Сильве”, напевали из нее мелодии, легко запомнившиеся народу. Успех был потрясающим. Вслед за “Сильвой” последовали “Марица”, “Баядера”, “Цыган-премьер”. Эти спектакли расшевелили феодосийскую публику, усилился интерес к театральному искусству. Несколько позднее приезжал ансамбль оперетты лилипутов, повторивший “ Сильву” и “Марицу” также успешно тем более, что спектакли шли в исполнении крошечных артистов".


19 октября 1905 года в городе распространились слухи, что объявлена конституция. Народ вышел на улицы. В здании Городской думы был открыт митинг, во время которого черносотенцы окружили здание и подожгли его; пытавшихся спастись от огня расстреливали. 
Так город лишился возможности принимать артистов, которым негде было выступать.

 


А. Ермолинский вспоминает в своих мемуарах, что новое здание городского театра было построено между 1908 и 1911 годами на углу Итальянской и Греческой улиц (ныне - Горького и Чапаева). Вход был с Греческой улицы. Широкая лестница вела на второй этаж, где справа находилось неуютное, квадратное фойе, а слева протянулся вдоль итальянской улицы длинный зрительный зал, «грубо оштукатуренный прямоугольник» без какого-либо намека на ложи, бенуары, бельэтаж. Несколько последних рядов находились на возвышении, что называлось балконом. Видимо, у города не хватило средств на отделку, но, впрочем, это соответствовало и тем постановкам, что давались на сцене…
20 февраля (5 марта) 1917 г. в здании Городского театра состоялось последнее, перед Февральской революцией заседание Феодосийской городской думы (цензовой).

 


В числе лучших актеров феодосийцы выделяли Туманову, Никитенко, Полтавку, Прохоровича, Тогаева, Чалого. В декабре 1913 г. прошли 7 спектаклей, а доход с каждого из них составил в среднем по 250 руб. А бенефис Прохоровича дал свыше 600 руб. прибыли.В 1914 г. с сильной драматической труппой выступал известный в Феодосии деятель А. К. Рейнеке. Журналист В. Д. Гейман писал: "Прогрессирование театрального дела в Феодосии, несомненно, можно считать фактом установленным". Подтверждением тому может служить обширный репертуар в мае -июле 1914 г.: "Старческая любовь", "Свадьба" А. Чехова, "Мирра Эфрос" Я. Гордина, "Таланты и поклонники" А. Островского и другие.
В июле 1914 г. в память о десятилетии со дня смерти А. П. Чехова, труппа А. К. Ренеки предложил постановку "Дяди Вани". В числе лучших актеров - Н. Н. Волохова, Е. А. Нелидова, А. Г. Крамов.

В театре-цирке И. Безкоровайного в 1914 г. выступала оперная передвижная труппа Д. Южина. Однако сборы со спектаклей были слабые, и гастроли быстро закончились.
В Городском Лазаревском сквере "подвизался симфонический оркестр А. Б. Брыскина, имевший у горожан большой успех".


Из воспоминаний И. Саркизова-Серазини: 
"В городском саду частенько состязались украинцы. Здесь я впервые услышал Заньковецкую. Иногда приезжали кочующие коллективы артистов из Москвы, Петербурга, Киева, Одессы. Помню в одно лето гастроли итальянской оперной труппы в ратуше. Они разделили общую участь всех гастролеров и с трудом могли выехать из Феодосии".

 


Мария Заньковецкая

Разразившаяся война с Турцией похоронила планы феодосийских театралов. Осенью 1914 г. были прекращены даже любительские постановки. И все же к концу 1914 г. в "Театре Иллюхий" группой любителей сценического искусства из местных жителей (Э. Кюнэ, И. Портновым и П. Орловым) были организованы спектакли.

В декабре 1913 года в городском театре выступала приехавшая из Керчи труппа Самарина-Волжского. 
Самарин-Волжский (Левинский) Арнольд Маркович). (1878-1949) русский, советский актёр, педагог, режиссёр. Творческий путь начал в Вильно в 1898 как актёр на роли молодых любовников и простаков. В 1904, после окончания драматической школы в Киеве, начал режиссёрскую деятельность, держал антрепризу в Керчи, Таганроге, Харбине.

 


Феодосийцам был показан спектакли "Ревность" Жана Батиста Мольера, "Не убий" Л. Андреева, "Моряки" С. Гарина. Полные аншлаги на всех постановках вызвали решение труппы продлить феодосийские гастроли.
В 1919-1920 годах в городе возник Феодосийский литературно-артистический кружок (ФЛАК) по инициативе А.Самарина-Волжского - настоящее имя Арнольд Маркович Левинский (1880-1949), московского актера и режиссера, к осени 1919 года растерявшего свою небольшую труппу.
Постоянным местом встреч литературно-артистического кружка стало кафе «Чашка Чая", располагавшееся в небольшом подвальчике гостиницы «Марсель».
Художник – феодосиец Мазес расписал подвал персидскими миниатюрами. В глубине большого зала была сооружена крошечная эстрада, перед ней расставляли столики.
Белогвардейцы и шпионы, иностранцы, артисты, музыканты, московские, киевские, петроградские куплетисты, поэты, оперные певцы, превосходная пианистка Лифшиц-Турина, известный скрипач, солист оркестра Большого театра Борис Осипович Сибор, певец Большого театра В. Касторский, певица Киевской оперы Е.Драгомирецкая, певичка Анна Стеновая...

 

Всего один год просуществовал ФЛАК в городе, он закрылся еще до захвата Крыма соединениями РККА.
 


Осенью 1916 г. по инициативе М. Волошина и А. А. Новинского в Феодосии образуется литературно-художественное общество "Киммерика". Силами общества ставились небольшие фрагменты из известных театральных постановок. В конце 
И осенью же 1916 г. в Феодосии героиня-«кокет» Фаина Раневская знакомится с поэтом М. Волошиным. А 18 декабря участвует в его вечере памяти поэта Верхарна, читает стихи этого поэта на французском языке и участвует в вечере «Киммерики».

Снова величайшая характерная актриса ХХ века попадает в Феодосию осенью 1917 года. Там она получила наконец роль, но ей снова не повезло – антрепренер сбежал, прихватив с собой все деньги, полученные за билеты.

Начало ХХ века было ознаменовано активным проникновением в жизнь кинематографа. В Феодосии был открыт "Театр живых картинок" - "Иллюзион", расположенный на ул. Итальянской около фонтана Айвазовского. В документах он именуется "Театр иллюзий", который содержал владелец магазина пишущих машинок караим Вениамин Бабакаевич Бобович неподалеку от «фонтана Айвазовского» (позднее он назывался «Спартак»).

В театре "Иллюзион". выступали единичные гастролеры - куплетисты, сатирики, солисты-музыканты. 
Поначалу чаще других приезжали украинские коллективы оперетты, исполнявшие "Запорожец за Дунаем", "Наталку-Полтавку", "Вий" по Гоголю.


С установлением Советской власти начали возникать разные клубы, каждое ведомство и хозяйство имело свой клуб. В крупных клубах ставились не большие спектакли, танцевальные вечера. При партклубе, находившимся в здании бывшего Петроградского банка (Дом культуры), был организован клуб народных инструментов. Руководителем был скрипач и мандолист Константин Лавров.
В 1923 г. путеводитель по Крыму сообщал, что в Феодосии работали театры («художественный и театр Табачного клуба, Зимний и летний театры, Союза Водников, народной связи»).
Автор путеводителя 1924 г. В.К. Шнеур дает следующую характеристику Феодосии: 
«В городе имеется первоклассная гостиница великолепной архитектуры с видом на море («Астория»), театр..."


В начале 20-х годов "Европейская" гостиница полностью была предоставлена профсоюзам. Союз Рабис (работников искусств) объединил круг людей, причастных ко всем видам искусства, большинство из которых были музыкантами. 
Из воспоминаний А. В. Ермолинского "Заметки старого феодосийца":
"С установлением   Советской власти начали возникать разные клубы, каждое ведомство и хозяйство имело свой клуб. В крупных клубах ставились не большие спектакли, танцевальные вечера. При партклубе, находившимся в здании бывшего Петроградского банка (Дом культуры), был организован клуб народных инструментов. Руководителем был скрипач и мандолист Константин Лавров..."

"...Из вокалистов-профессионалов, была только певица Курбская. Ее настоящая фамилия не то Белокобылова , не то Белокобыльская . Говорили, что она была работницей табачной фабрики Стамболи . Тем не менее, она обладала приличным сопрано и сценической внешностью. Исполнение ее не отличалось высокой выразительностью, но на сцену она выходила с достоинством, была популярна и заслуживала аплодисментов. Из артистов балета: балетмейстер Омаров, сестры Багдановы, балерина Раевская, сестры Бакановы , но они были далеки от совершенства. Запомнился мне гоголевский “Ревизор”. Поставил его Кожевников (он был приезжий), он же играл городничего. Хлестакова играл немного вертлявый Бестужев. Наверное это был его псевдоним. Его амплуа был герой-невростеник . Чиновников играли артисты Максимович, Шакай , Гримальский , Ленский, Шамов . У Гримальского был довольно зычный голос, металлический баритон. Он им очень гордился и ежеминутно откашливался, проверяя на звучность. Иногда он выступал как певец. Излюбленная вещь его была “Спите орлы боевые”. За отсутствием слуха он изрядно фальшивил. Горло свое берег как драгоценность, постоянно кутая его длинным шарфом. Шакай был караимом, коренным жителем Феодосии. Он учился в Петербурге, часто рассказывал о красотах этого города. Ленский – грек (настоящая фамилия Папондопуло ), тоже феодосиец . Несмотря на присущие ему скромность и мягкость характера, был энергичным, предприимчивым человеком. В тяжелое время НЭПа он организовал турне по крупным селениям Крыма и весьма успешно и своевременно. Ленский собрал коллектив из семи человек в числе которых был и я. Тогда мне было 16 лет. Учитывалась мою универсальность, полезная в этом “Малом театре”. Мы нанимали арбу устланную сеном, на случай дождя брали брезент.   Афиши и билеты изготавливали от руки. Первое отделение занимали супруги Ленские, играя одноактные душераздирающие драмы. Я был суфлером. В то время ни один уважающий себя артист роль не учил – пользовался суфлером".

 


Из воспоминаний А. В. Ермолинского "Заметки старого феодосийца":
"В маленькой провинции ждать знаменитостей с громкими именами не приходилось. Все же сюда изредка заглядывали довольно солидные коллективы, популярность которых обеспечивала приличные сборы. В 20-х годах с успехом прошли гастроли Новосибирского Драматического театра “Красный факел”, заслужившего добрую славу, а также Самарского театра под руководством А.Г. Шибуева. Гастролеры своих декораций не привозили, спектакли проходили на фоне тех, которыми располагал феодосийский городской театр. Скажем прямо, хвастать было нечем, выбор был весьма ограничен. Всего три вида: “Богатая гостиная”, “Простая комната”, “Лес – он же и сад”. Разнообразие достигалось различными вариантами расстановок окон, деревьев, колон, мебели".

Чаще других наведывались одиночные артисты эстрады, преимущественно куплетисты. Они выступали в кинематографах после демонстрации фильмов. В этих случаях на каждый билет насчитывался пятачок. Такая система называлась "работать на верхушках". Их выступления афишировались отдельно, и рекомендовали их как популярных юмористов, злободневных сатириков, любимцев публики.

Самыми замечательными и запоминающимися были выступления неподражаемого Александра Вертинского и очень популярной тогда эстрадной певицы Изы Кремер.

Легенда века - певец, поэт, композитор и артист Александр Николаевич Вертинский, «поэт, странно поющий свои стихи, ни на кого не похожий, небывалый». Он не был принят в статисты МХАТа, эпизодические съёмки в кино, работа в маленьком театре миниатюр, наступившая война и медицинская служба, – всё это не помешало проявиться его истинному таланту. 
Уже в 1916 году начались гастроли А. Вертинского по городам России, но вначале он выступал в программах театра миниатюр, исполняя несколько песен. Вертинский пел И. Северянина, Н. Гумилева, Ф. Сологуба, А. Блока, М. Волошина...

 


Изабелла Яковлевна Кремер - родилась 21 октября 1887 года в Бессарабии, в городе Бельцы.
В 1912 году уехала в Милан, где в течение двух лет училась пению. В Неаполе дебютирует в опере «Богема» с самим Джузеппе Ансельми на сцене театра «Сан-Карло». 
Ансельми направляется на гастроли в Одессу со своей «Богемой» и приглашает Изу исполнить партию Мими. Дебютантку ждал успех. Дирекция Городского театра тут же предложила Кремер стать солисткой оперы. На оперной сцене Иза пользовалась успехом, но ее влекло что-то иное: вскоре она перешла в оперетту, где сразу завоевывала колоссальное признание публики. 
C 1915 года начала выступать на эстраде, исполняя народные песни, романсы, шуточные, интимные и лирические песни, многие из которых сочиняла сама: "Черный кот", "Мадам Лулу". Концерты проходили в Одессе, Москве, Санкт-Петербурге в переполненных залах.

 

К сожалению, в 1920-1921 годы очень многие покинули Феодосию, в отчаянии отправившись в другие города навсегда. А те, кто остались, какое – то время видели афиши:  «Жрица огня – Ядвига Приклонская», «Балерина Райская в танцах «оборотень» и «неудачное свидание»», «Певица Курбская с известными песнями «Кирпичики», «Шахта №13» и популярными романсами». А в «Спартаке» (бывшем «Иллюзионе») выступала труппа из «бродячих артистов оперетты», сколоченная супругами Алексеевым и Тельской. Они представляли «Гейшу», «Жриц огня», «Тайны гарема» и прочие душещипательные музыкальные истории. И «желающих приобщиться» к искусству, конечно, хватало. Билет можно было приобрести не только за деньги, но и за десяток яиц, творог или масло.

Феодосия театральная на рубеже ХIХ-ХХ веков веков : Информационно-библиографический указатель с викториной / Т. Гурьева. - Феодосия : МКУК "ЦБС" Центральная городская библиотека им. А. Грина. - 2018. - 8 с.

 
 

Театральная история на страницах книг и периодической печати в фондах ЦГБ
им. А. Грина

  1. Богданова, Галина. Первый выстрел. Кино. Опера. Спектакли. Цирк. Оперетта / Г. Богданова // Феодосия Серебряного века : Копи-Центр, ИП Вендеревских Е. А., 2017. - С. 36-42 : ил.

  2. Богданова, Галина. "Киммерика": первый узел духовной жизни / Г. Богданова // Богданова Г. Феодосия Серебряного века. - Феодосия : Рекламщики, 2017. - С. 53-60.   
  3. Ермолинский, Анатолий. Зрелища старой Феодосии. Воспоминания старожила : мемуары / А. Ермолинский // Крымский альбом : Истор.-краевед. и лит.-худож. альманах. - Феодосия - Москва : Издательский дом "Коктебель", 1997. - Вып. 2. - С. 278-287 : ил.
  4. Купченко, Владимир. На углу Земской и Новой : ФЛАК: возвращая забытое : феодосийский литературно-артистический кружок / В. Купченко // Киммерийские этюды. - Феодосия : Издательский дом "Коктебель", 1998. - С. 33-37 : фото.
  5. Купченко, Владимир. Общество "Киммерика" : Первый культурный центр Феодосии : биография коллективная / В. Купченко // Киммерийские этюды. - Феодосия : Издательский дом "Коктебель, 1998. - С. 29-33 : фото.
  6. Купченко, Владимир. Усобица (1917-1920) : [ФЛАК и М. Волошин] [Текст] : документальное повествование / В. Купченко. - СПб : Звезда, 2000 // Жизнь Максимилиана Волошина. - 2000. - С. 227-228.
  7. Лихотворик, Р. С. Путешествие со старой открыткой : Феодосия, Старый Крым, Коктебель, Отузы, Кизилташ, Судак, Карасубазар на рубеже XIX - XX столетий / Р.С. Лихотворик. - Феодосия : Арт-Лайф, 2007. - 172с : ил.
  8. Саркизов-Серазини  И.М. О вкусах, зрелищах, "мостике вздохов" : историческая литература / И.М. Саркизов-Серазини  // Победа. - 2010. - 27 июля. - С. 6
  9. Саркизов-Серазини  И.М. "На праздник съезжались из ближних и дальних деревень". Как развлекались в конце позапрошлого - начале прошлого века : из книги "Воспоминания о Феодосии" / И. М. Саркизов-Серазини  // Фео.РФ : Полезная газета. - 2017. - 24 мая. - 14-15.  : фот.
  10. Саркизов-Серазини  И.М. "Феодосия в конце ХIХ века любила повеселиться". Как развлекались горожане в конце позапрошлого - начале прошлого века : Отрывки из книги "Воспоминания о Феодосии" / И. М. Саркизов-Серазини  // Фео.РФ : Полезная газета. - 2017. - 17 мая. - С. 14-15 : фот.
  11. Саркизов-Серазини , И. М. О театральных вкусах феодосийцев / И. М. Саркизов-Серазини // Воспоминания о Феодосии. - Феодосия : Арт-Лайф, 2010. - С. 56-65.
  12. Шендрикова, Снежана Павловна. История театра в Феодосии / С. П. Шендрикова // История театра в Крыму (1820-1920). - Симферополь : Бизнес-Информ, 2013. - С. 327-347 : ил. - Библиогр.: с. 419-463.

Материал подготовила Т. Гурьева, главный библиограф ЦГБ им. А. Грина

Категория: Прошлое Феодосии | Добавил: Epicfails (26.02.2018)
Просмотров: 237 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]